сайт Послушник
Главная Предыдущая лекция: 12. О грехопадении человека Следующая лекция: 14. Христос как Человек. Мирское и духовное

Читать дословный конспект (расшифровку аудио) лекции профессора Осипова А. И.
(5 курс МДС, 12 ноября 2012 г.) Скачать mp3 с официального сайта

13. Понятие греха

Мы с вами говорили о грехе, и главное, что надо было понять, что грех — это не нарушение юридических законов, данных от Бога, то есть, проще сказать, это не юридическое нарушение, как это обычно у нас присутствует в сознании. Когда я нарушил какие-то нормы поведения, или юридические какие-то нормы жизни, то я или испрашиваю прощения, или ищу защиты, и так далее. Грех – это не юридическое нарушение, а это нарушение тех законов, которые присущи моей человеческой природе, мне лично.1

Правда, я являюсь созданием Божием, и в этом смысле, если хотите, я показываю своё отношение к Богу. Бог дал мне что-то, нечто прекрасное и хорошее. Дал мне: пожалуйста, пользуйся, человек. И я вдруг начал так пользоваться, что все вокруг в ужас приходят: ну и хорош! Ничего себе!

Это очень важная мысль. Важная почему? Потому, что когда я думаю, что я нарушаю законы Господа Бога, - значит, что? Он на меня обижается. А вы знаете психологический закон: если кто на меня обижается, я тоже на него обижаюсь. Я на Господа Бога тогда тоже обижаюсь. Я не хочу и вступать с ним в общение, даже и молиться не хочу.2

Грех — это нанесение вреда прежде всего себе

Грех – это есть нарушение мною, личностью, которая обладает свободой, своей природы, от Бога данной мне, своей души, своего тела. Нарушение вот чего: я вред себе приношу. И лишь поскольку это то, что мне дано, дано от Бога, в этом смысле я проявляю и своё отношение к Богу. Мне дали воспользоваться чем-то, а я – швырком. Представляете, мне дали какую-то ценность, а я с таким небрежением отнёсся! Вы знаете, как иногда вдруг человеку, которому ничего не понимает, как в басне Крылова, жемчужное зерно. Помните, как петух отнёсся: « Зачем оно?». Ему лучше зёрнышко пшеничное, правда же? Жемчужное – чушь какая! Где же петуху понять, что это за ценность.

Так, к сожалению, и люди, не знающие христианства, не понимают, кто такое человек, кто такое Бог, и что дал Бог человеку. Мне дал моё тело, мою душу дал, представляете, всё мне дал, и вдруг я начинаю что делать с этим своим бедным телом. Так, что все медики стонут от ужаса: что вы делаете!

Это очень важная мысль: грех – это не юридическое нарушение, а нравственное. Это такое небрежное, если хотите, какое-то безумное отношение к той ценности, которую дал мне Бог, и которая является моей, а не чьей-нибудь.

Себя я наказываю, а не Богу я приношу какой-то вред, какое-то расстройство. Вы помните по догматическому богословию, что Бог неизменяем, что он всеблажен, и мы не можем своими грехами принести ему какие-то страдания. Иначе Он был бы подобен нам, и тогда Бог был бы самым страдающим существом из всего того, что есть в нашем бытии. Почему? Да только от одного человека помрёшь, инфаркт получишь, что он творит в своей жизни. А когда всё человечество? В общем, Бог давно должен был умереть, сами понимаете. А Он жив. Он бесстрастен. Бесстрастен не в стоическом смысле, не бесчувствен, Он есть любовь, но это любовь, которая не может быть поколеблена ничем.

Итак, вот чем является личный грех человека: себя я убиваю, себя калечу, и тело, и душу, и психику, ум и волю, сердце физическое и моральное. Это очень важно понять. Я беру и себя режу и колю, не знаю, что делаю, царапаю, избиваю непрерывно. Вот что такое грех.

А то мы думаем, что грех – это я Богу что-то делаю. Мы как по отношению к людям: «ну, подумаешь, перебьётся, что я ему не сделал того-то и того-то». Ну, и здесь: «Господь Бог простит, Он милостивый». Что простит Он? Ты себе всю печёнку испортил! И что, тебе это нравится? Он простит, а ты цирроз печени заработал! Тебе это очень хорошо, да? Ой, как приятно?3

Вы видите, что такое грех? Какое психологически имеет важное значение понимание греха, что это такое.

Как я говорил прошлый раз, слово может быть одно, а значений, которые присутствуют в нём, может быть несколько и даже много. Помните, когда мы с вами говорили о логосе: наверное, сотня значений!

Грех — это свободное, сознательное нарушение норм

Так вот и здесь, мы произносим слово грех. Первое понимание, о котором мы говорили, носит следующее значение: это то деяние, которое совершается человеком сознательно, с пониманием того, что он делает. Совершается в плане нарушения тех норм добра, которые доступны его сознанию на данный момент, норм поведения, норм жизни. Вот, что такое грех, то есть деяние сознательное. Осознанное деяние и свободное.

Если вас схватят, и силой вашу руку засунут в карман чужому человеку – вы что, вор? Силой, вы тут причём, не причём вы тут. А вот когда сам человек лезет в карман и от туда вытаскивает что-то – вот тут уже грех. Только свободное деяние, осознанное деяние является грехом, личным грехом. Вот что такое грех в полноценном смысле этого слова. Это понятно.

Грех — это искажение человеческой природы

Мы находим в священном писании, в святоотеческих творениях нечто другое, что именуется грехом. Совсем другое, что также именуется грехом, что совсем не является осознанным деянием человека. То, за что человек не будет нести и не несёт никакой ответственности, никаких наказаний, и, тем не менее это именуется тоже грехом. Аномия по-гречески, беззаконие: «грех есть беззаконие (1 Ин. 3: 4)».

Что же ещё Писание называет грехом? Называется это то, что явилось следствием личного греха первых людей, в результате которого произошло тяжкое изменение, лучше сказать искажение самой природы человека. Что произошло? И почему называется это грехом? Причём, это деяние, искажение природы, уже передаётся, стало свойством всего человечества, всех потомков Адама. Повреждённая природа стала свойством всех людей.

Рождающиеся люди, конечно, не виновны в этом. Но почему же это называется грехом? Опять напоминаю: грех это есть повреждение, которое я наношу сам себе. В данном случае, это повреждение, которое произошло не по моей вине, но повреждение. Вот грех и есть повреждение, аномия по-гречески – нарушение закона природы, закона дыхания, функций биологической жизни. Мы говорим расстройство чего-нибудь: головки, животика, и чего-нибудь другого, не важно. Расстройство природы, идущее от первых людей, произошедшее в результате греха первых людей – это тоже именуется грехом. И в этом смысле говорят так: у человека греховная природа, то есть расстроенная, не нормальная.

Два взгляда на повреждение человеческой природы

Что это за расстройство? Два, я бы сказал, чрезвычайно отличных друг от друга взгляда на это. Взгляд, который можно сказать так, восточный, или, как мы теперь говорим, православный, и взгляд западный, или католический, который присущ и протестантизму. Здесь мы находим вещи очень различные, удивительно даже различные.

Что говорит православие, то есть святые отцы? Напоминаю, православием именуется только то, чему мы находим подтверждение, или в чём содержится учение большинства святых отцов. Когда большинство святых отцов говорит об этом, то мы говорим – это православное учение. Если вдруг отцы разделяются по какому-то взгляду, то мы говорим, что в церкви однозначного учения по данному вопросу нет, а возможно и то и другое, но здесь какая-то, наверное, тайна, которую мы сейчас не понимаем. Но это в том случае, когда у святых отцов мы видим с одной стороны и с другой стороны достаточное число отцов говорят о том, или о другом понимании данного вопроса.

Итак, каково же учение православной церкви? Не приводя сейчас множества цитат, скажу сейчас следующее. Первое. Как называется это повреждение, которое произошло в результате греха первых людей? Если мы обратимся к святоотеческому наследию, то видим следующее. Макарий Египетский называет это повреждение наследственной порчей. Василий Великий называет это первородным повреждением. Это на востоке.

На западе, практически в это же время, чуть-чуть попозже, Блаженный Августин назвал это пиккато оригинале. Я произнёс это по-латыни по очень простой причине. Если в точном переводе это означает «грех-происхождение», то обычная терминология, которая уже утвердилась во всём западном богословии, а затем, когда стали у нас открываться духовные школы, начиная со Славяно-греко-латинской академии и дальше и до сего времени это стало называться первородным грехом. У святых отцов мы этого термина не находим. Но как мы можем против Запада? Всё, что на Западе, это хорошо!

Итак, понятие первородного греха вошло очень прочно и  в наше православное, русское богословие. В чём же разница между западным, идущим от Блаженного Августина, пониманием и восточным, православным. Я не хочу сказать, что идущего от Макария Египетского и Василия Великого, если бы только от них. Нет, нет это вообще восточное патристическое утверждение. В чём же различие между ними?

Это понимание имеет значение не просто в догматическом плане. По догматике вы, наверное, проходили это. Это имеет апологетическое значение. Потому что именно здесь, на понимание этого греха открываются очень многие вещи, которые дают объяснение происходящему в жизни как отдельного человека, так и в жизни народа и всех народов.

Итак, в чём заключаются эти две точки зрения и чем они различаются? О западной можно сказать покороче, она выражена уже сейчас очень однозначно. Не так давно издан катехизис католической церкви, это официальный документ, не чья-то точка зрения, какого-то богослова. Потому что, сами понимаете, богословы могут между собой спорить до второго и после второго пришествия. А здесь официальная точка зрения католического катехизиса, и поэтому мы можем здесь уже ознакомиться, что называется, в первоисточнике. В чём же суть? Сейчас я вам зачитаю кое-какие выдержки из этого католического катехизиса, что бы была картина достаточно ясной.

Первая очень важная мысль. «Все люди соучастники греха, совершённого Адамом. Однако передача этого первородного греха – тайна, которую мы не можем понять до конца». «Грехом называется оскорбление, нанесённое человеком Богу и его Промыслу, исполненному любви». «Первозданное состояние человека являлось сверхприродным».

Католики: состояние первого человека было сверхприродным

Прокомментирую, это очень важно. Бог создал человека – вот это его природа. Тем не менее, человек находился в раю, оказывается, не в природном этом состоянии, о котором Бог сказал: Вот се добра зело. Вы знаете, что такое добро? Добро – это красота. Добротолюбие – это не о доброте идёт речь, не о нравственной категории, а об эстетической – красота. Се добра зело – это всё прекрасно, то есть совершенно – так сказал Сам Бог. Интересно, а сверхсовершенство – это как понять? Католическое богословие утверждает, что состояние первого человека было сверхприродным. Этими сверхприродными дарами, оказывается, являлись: бессмертие и целомудрие.

«Грехопадением человек лишает себя сверхъестественной праведности, сверхъестественной благодати, возвращаясь в состояние чистой естественности». Не могу, чтобы сразу не прокомментировать. Простите меня, но это ересь. Бог сказал вся добра зело. Совершенным создан человек. И вдруг что-то сверх?! Что может быть сверх, когда уже совершенство? Это первое, что удивляет. Как возможна была такая мысль? Но из этой мысли проистекают следствия соответствующие.

Католики: все люди соучастника адамова греха

Цитирую дальше. «Своим грехом Адам, будучи первым человеком, утратил первородную святость и праведность, полученную от Бога не только для себя, но и для всего человечества. Адам и Ева передали своему потомству человеческую природу, повреждённую их первым грехом, и, следовательно, лишённую первородной святости и праведности. Эта лишённость называется первородным грехом. Ибо весь род человеческий в Адаме как единое тело единого человека. Этим единством рода человеческого все люди соучастники адамова греха».

Прокомментирую первую мысль, о том, что все люди соучастника адамова греха. Какой смысл привносится здесь. Оказывается, мы являемся соучастниками именно в полном смысле слова и потому все люди виновны за грех Адама, так же как виновен и он.

Понимаете, это удивительное просто дело! Оказывается, все люди виновны. И эта именно виновность лежит на всех людях. Это не оправдано никакими соображениями священного Писания. Ну, хотя бы, как люди могли быть виновны, или надо предположить, что все люди присутствовали в Адаме не в потенциальном смысле, а в реальном. То есть речь идёт о чём? О каком-то предсуществовании душ человеческих, и что когда согрешал Адам, то он как всечеловек, оказалось, он совершил грех от всех людей, и в этом смысле все виновны. Но это учение, которое было присуще древнегреческой мысли, древнегреческой философии, было решительно отвергнуто православной церковью. На V Вселенском соборе учение о предсуществовании душ объявлено ересью, объявлено как совершенно не верное, ложное учение, которое не имеет под собой никаких христианских оснований.

Католическое учение говорит, что все люди соучастники греха. Если так, то никакой тайны нет в передачи первородного греха. Почему тогда католический катехизис пишет, что это тайна, которую мы не можем до конца понять? Если все уже согрешили в Адаме, то всё ясно, тогда не нужно и передавать, он уже у них.

Вы скажете, что за странности такие? Верно, странности. Какое-то внутреннее противоречие в учении, которое невозможно, просто, ничем объяснить. И дальше: если люди не могли быть соучастниками, поскольку никакого предсуществования душ не имеет места, тогда, действительно, возникает вопрос: как же могут быть потомки первых людей соучастниками греха Адама? А если они не могут быть соучастниками, следовательно, они не несут на себе никакой вины за грех Адама. Православное богословие именно это и утверждает: потомки Адама не виновны в этом грехе, грехе Адама. Они не виновны и в том, что получили повреждённую природу первых людей. Эта мысль совершенно однозначна в православном богословии, основанная на священном Писании. И здесь мы видим принципиальное расхождение в учении о первородном грехе между западным и восточным христианством.

Православные: мы не виновны в том, что смертны

Как православие смотрит на то, что же такое произошло с человеком? Я вам сказал, что православные богословы, святоотеческое богословие об этом говорит однозначно. Я вам приведу, по крайней мере, мысль Максима Исповедника, который также как и Иоанн Дамаскин, подводил итог всей эпохи богословия, которая предшествовала ему, этого золотого века богословия IV, V, VI веков. И вот, что он пишет, на что прошу обратить внимание. Максим Исповедник пишет: «Два греха возникли в праотце нашем вследствие преступления Божественной заповеди. Один достойный порицания, а второй, имевший своей причиной первый, не могущий вызвать порицания. Первый – это личный, второй – это повреждение природы». Смотрите, что он дальше пишет: «Первый – от произволения свободной воли человека, добровольно отказавшегося от блага, а второй – от естества, от природы, вслед от произволения невольно отказавшегося от бессмертия». Слышите! Первый – да, от произволения, свободно, сознательно. Второй – не могущий вызвать порицания. Нет виновности! Православное богословие говорит: в том, что мы смертны, мы не виновны. То, что мы тленны, мы не виновны в этом.

Зачитаю ещё Иоанна Дамаскина, чтобы вы увидели, что это мысль вообще святых отцов. Пишет, подчёркивает негреховный характер первородного повреждения природы. Он прямо пишет: «Естественные же и беспорочные страсти суть не находящиеся в нашей власти, — видите, мы не властны стать бессмертными — которые вошли в человеческую жизнь вследствие осуждения, произошедшего из-за преступления, как например, — он приводит, какие это беспорочные страсти, то есть негреховные страсти, — голод, жажда, утомление, труд, слеза, тление, уклонение от смерти, боязнь, предсмертные муки, от которой происходит пот-капли крови и подобные, что по природе присущи всем людям». Это беспорочные страсти, которые стали свойством повреждённой человеческой природы. Ещё раз обращаю ваше внимание: в отличие от западного богословия это всё не влечёт за собой никакой виновности человека, от того, что мы хотим есть, пить. Нет в этом виновности, в отличие от западного богословия, не несём мы ответственности за грех Адама.

По Максиму Исповеднику это повреждение природы заключается в чём? Прямо он пишет: в страстности, тленности и смертности человеческого естества, то есть человеческой природы. Вот, оказывается, что произошло с человеческой природой. Я не буду приводить целый ряд высказываний богословов, они, к стати, очень интересные. Архиепископ Филарет (Черниговский) в Догматическом богословии пишет очень интересно. В частности он пишет, что этот наследственный грех, который называется грехом, это только болезненное состояние потомков, а не в собственном смысле является грехом.

Православные: «первородный грех» — это повреждение человеческой природы

Вот видите, друзья мои, мы говорим: грех, греховная природа, человек рождается с греховной природой – в каком смысле? – что он уже рождается грешный, да? Поймите, что это очень важно. Он что, виновен? – нет. Он что, грешен, это человек, в плане личного, волевого нарушения заповеди Божией? – нет. Он не совершает личного греха. Здесь употребляется слово грех вот в этом смысле, в природном, то есть это повреждение человеческой природы. Вот, оказывается о чём идёт речь: о повреждённости, в этом смысле. Есть ещё один смысл, но об этом поговорим сейчас.

В отношении виновности я приведу хотя бы пророка Изекеиля, который прямо отвечает на вопрос: виновны ли мы в этом. Вот что мы читаем у него: «Вы говорите: почему же сын не несёт вины отца своего? Потому, что сын поступает законно и праведно, все уставы Мои соблюдает, и исполняет их, он будет жив. Душа согрешающая – она умрёт. Сын не понесёт вины отца». Даже вины отца не понесёт, не только Адама. «И отец не понесёт вины сына. Правда праведности при нём и остаётся, и беззаконие беззаконного при нём и остаётся».

Повреждение человеческой природы не исцеляет ничто и никто

Интересно отметить в связи с этим, что это повреждение природы не может исцелить ничто, никто. Ни один праведник не избавлялся от смерти, никакое покаяние не может избавить его от смертности, тленности и неукоризненной, то есть негреховной страстности – никакое. Самые величайшие праведники умирали, безгрешные младенцы старели, становились стариками. Это наследственное, если хотите, генетическое повреждение, от которого никто не может спастись.

Афанасий Великий так и писал: «Покаяние не выводит из естественного состояния, - в котором мы находимся, - а прекращает только грехи». Слышите: покаяние только грехи омывает, но природы, повреждённости её не меняет, не может изменить.

К стати, вот эти рассуждения имеют важное значение в понимании того, что совершается в крещении. Взяли и переписали из католического богословия: «в крещении прощается первородный грех»! Это что такое? Снимается вина за что? За грех Адама? С младенца? В слышите? Что такое «прощается первородный грех»? Если первородный грех – это есть смертность, тленность и подверженность вот этим всем внешним условиям жизни, то что: окрестили – теперь он бессмертен? Это католицизм. Православие говорит: первородное повреждение, первородная порча, наследственная порча, как Макарий Египетский говорит, первородное повреждение, как говорит Василий Великий, - это тленность смертность и страстность, о котором говорит Максим Исповедник, Иоанн Дамаскин и прочие. Афанасий Великий говорит: покаяние омывает только грехи, но не исправляет природы. Видите, какое расхождение здесь уже, и как оно прямо уже говорит о том, что же происходит с человеком в течение его жизни, что происходит в таинствах, что прощается? И православие, действительно, говорит: прощаются,  - прощаются в каком? – искренне принимаемом, - прощаются, действительно, все личные грехи, очищается от всего, но он остаётся тленным, смертным и страстным. Ни от какого первородного повреждения он не избавляется. Вот, оказывается какое радикально разные точки зрения, к каким выводам они уже приводят.

В наших старых книжках, если посмотрите, так и написано: прощаются первородный грех. И никто не думает, что это такое, что это за первородный грех прощается? Что это такое? Никто не думает даже. Оказывается что – вина за грех Адама? Да это у какого отца святого взяли? Кроме Августина я не знаю, у кого найдётся. Святые отцы решительно заявляют: никакой виновности не несёт ни один человек за грех первых людей. Вот, что я вам говорил: не могущий вызвать порицание, повреждение природы – никакого порицания не возлагается на человека. Поэтому прощать то, в чём он невиновен, было бы странно. Это то, что касается первородного повреждения, или то, что в западном богословии получило наименование первородного греха, и что мы взяли спокойно.

Не удивляйтесь, что мы взяли спокойно. Наша школа возникла, видите, в конце XVII века, на западе уже столько в богословии было, столько университетов уже было, у нас ещё не было ничего. И когда человеку надо преподавать, он сразу схватывается: а где взять книжку, по какой, учебник дайте! А тут – пожалуйста, у нас всё написано. И пропустив, конечно, папу и филеокве, всё прочее взяв, и пошло, и пошло!

Сущность повреждения человеческой природы

Это первое повреждение, которое возникло в человеке. Видите, с чем оно связано: с изменением природы человека. Повреждение какой природы? Это очень интересно. Помните, я вам говорил: душа человека трёхсоставна, а если весь человек, то он четырёхсоставен: только в душе три уровня, да ещё плюс тело. Что произошло? Образ Божий, как данный Богом, как носитель, если хотите, личности и свободы человека, точнее, самосознания человека – остался. Но произошло повреждение вот этих уровней: тела, произошло повреждение его растительной части души, произошло повреждение его животной части души и коснулось и его духа. Но уже здесь это повреждение не носило того принципиального характера, которое можно было бы назвать необратимой реакцией. Оказывается, это повреждение не уничтожило у человека воли, воля осталась, осознание добра и зла – осталось, совесть – осталась, возможность переживанием сердцем Бога – осталась. То есть видите, вот это исходное, самое ценное в человеке – оно осталось. То есть произошло повреждение не окончательное, не полное, не радикальное, как об этом говорят, что произошло с духами, отпадшими духами, которые называют бесами и так далее. Здесь нет этого, не произошло.

А что же ещё произошло с человеком? Вот эти тленность, смертность и страстность чем характеризуется? Сама по себе смертность – вещь бесстрастная, здесь нет никакого личного греха человека, что он умирает или не умирает, ни добродетели, ни греха. Тленность – тоже самое. От того, что растёт, стареет, и в конечном счёте умирает, - ибо тленность и есть процесс смерти, - здесь тоже самое носит бесстрастный характер. Если возьмём, наконец, страстность, то есть уязвимость человека ко всем условиям жизни: жара, холод, голод и так далее, сами по себе они тоже не несут в себе никакого нравственного начала: ни положительного, ни отрицательного. Однако вот здесь-то скрывается очень важный момент, который нам будет чрезвычайно важен.

Повреждённая природа человека — почва для личных грехов

Простой пример. Голод – нормально? – нормально, конечно. Организм не может жить без пищи. Но что произошло? Оказывается, вот эти естественные, беспорочные страсти оказались в человеке очень скользкой и наклонной плоскостью. Садится человек за стол, и вместо того, чтобы съесть столько, сколько нужно, он съедает в 2 – 3 раза больше. Это справедливо к остальным прочим вещам. Оказывается, в человеке что-то произошло, сломан какой-то узел, какая-то преграда, которая стояла бы и фиксировала и говорила: всё, больше нельзя. Потерял он вот этот ориентир. И вот эти вещи, оказывается, вот эта страстность, которую мы называем беспорочной, она оказалась в человеке причиной очень большой порочности. Человек берёт, человек стремится, человек тянется, жаждет куда больше того, что ему нужно. И поэтому видим мы алчность невероятную, и тщеславие, и гордыню и так далее. Всё, оказывается это, вот эти вещи, то, что мы называем страстями, это есть не что-то извне приходящее, а это есть искажение тех нормальных свойств, которые присущи человеку, но искажаются в нём его свободой, его несдержанностью, его, так сказать, произволением, как мы видим у святых отцов. Об этом они пишут очень много, что сами по себе эти беспорочные страсти не греховны, нет тут ничего. Ели и самые великие святые, ели и пили. Но что превращается в каждом из нас – это является грехом. Вот, что такое страсти, вот какова их почва. И до тех пор, пока человек находится подверженным, является вот этим тленным, смертным и неукоризненно страстным, он, оказывается, становится укоризненно страстным. Вот что явилось основой и почвой для всех тех нарушений, которые уже именуются грехом личным, в личном значении этого слова. Вот, что это такое.

Оказалась скользкая почва под ногами человека. Уже Адам и Ева увидели, что они наги, они до этого не видели. Всё началось. Пробудилось нечто, что, оказывается, влечёт к злоупотреблению. Как святые отцы иначе говорят, все страсти – это противоестественные состояния человека, то есть которые вредят человеку, они против его природы. Все греховные проявления являются противоестественными, все вредят: как касающиеся тела, также и касающиеся души. Все они носят противоестественный характер. Это нужно иметь в виду, это очень важно.

Помните, что апостол Павел что пишет по этому поводу? «Ибо не понимаю, что делаю: потому что не то делаю, что хочу, а что ненавижу, то делаю (Рим. 7: 15)», он говорит. Хочу жить праведно, хорошо, а влечение, как раз, к неправедности, к нарушению этих норм, которые понятны и уму, и понятны исходя даже из заповедей Божиих. Вот, оказывается, что происходит.

Святитель Григорий Нисский по этому поводу писал: «Раб удовольствий необходимые потребности делает путями страстей. Вместо пищи ищет наслаждений, одежде предпочитает украшение, полезному устройству жилищ – их многоценность, вместо чадорождения обращает взор к беззаконному и запрещённому удовольствию. Потому-то широкими вратами вошли в человеческую жизнь и любостяжание, и изнеженность, и гордость, и суетность и разного рода распутство».

Феодорит Кирский говорит: «Все произошедшие от Адама получили смертную природу, а такая природа имеет много потребностей: она нуждается в пище, питие, одеянии, домах и так далее. Эти потребности часто порождают безмерность страстей, а безмерность порождает грех. Это очень важно для понимания того, что сделал Господь.

Это первородное повреждение оказалось зыбкой почвой, на которой человек устоять, находясь в этих условиях наших земных, не может, к сожалению, никто не может. В разной, конечно, степени – это да, в разной степени. Поэтому мы видим людей как праведных, так и очень неправедных, и злодеев видим. В разной степени, но все, все соскальзывают, не могут удержаться. Единственный, кто оказался способным – это Христос. Но и то, почему Он оказался таковым? Потому, что был Богочеловек, а не просто человек. Поэтому оказался единственным в истории. Об этом пишет очень хорошо Григорий Палама: «Христос был единственным не зачатым в беззакониях, не во грехах чревоносим». Единственным!

Природа повреждена у всех, но живут все по-разному

Хорошо, всеобщая вот эта повреждённость, всеобщая страстность, которая оказалась скользкой дорожкой, на которой никто не устоит. Но что мы видим в истории? Очень интересное явление. Оказывается, все, находясь на этой почве скользкой, по-разному живут на ней. Одни утопают в преступлениях, другие поражают своею праведностью. И вот, что мы видим в истории, как происходит разделение человечества не по расам и нациям, о котором все говорят, это всё лишь внешние явления, а внутреннее-то какое явление? Происходит разделение по духовной наследственности. Оказывается, мы видим, есть роды праведные, относительно праведные, понятно, есть роды преступные. Библия прямо об этом говорит: род каинов, прямо утверждает. О чём здесь говорит человеческий опыт, священное Писание? Об очень интересной вещи.

Оказывается, все грехи, которые совершаются свободно и сознательно, особенно грехи, которые связаны с тем, о чём говорил Сам Христос: «Всякий грех и хула простятся, и хула на Сына Человеческого простится, - слышите, хула на Сына Человеческого, на Христа простится, - хула на Духа Святого не простится». Что же это такое?

Оказывается, грехи могут быть очень разными по своему значению. И вот, хула Духа Святого, как пишет Иоанн Златоуст, как это передаёт Феофан Затворник и другие – что это такое? Это есть не что иное, когда человек сознательно идёт, не просто по влечению, не по слабости просто, как все мы согрешаем, нет, нет, а сознательно идёт против истины. Именно потому, что это истина, ненавидит истину, идёт против неё.

Помните, Савл гнал христиан? Гнал, но почему? Он был убеждён, что делает добро. Он ошибался.

А синедрион, который сказал убить и Лазаря? Ещё бы, теперь уже ясно, четверодневного воскресил, теперь ясно кто этот Иисус – ожидаемый Мессия. Теперь ясно, кто Он. Так что вы думаете? Убить не только этого Мессию, но и Лазаря, как свидетеля. Вот это уже хула на Духа Святого. К чему я говорю, друзья мои? Произошло разделение в человечестве и происходит до сих пор, какого рода?

Родовой грех (родовая повреждённость)

Когда совершаются тяжкие преступления, и особенно, когда они совершаются не как-нибудь, не по условиям воспитания ( знаете, попал человек в шайку разбойников), а совершается осознанно, специально, с полным пониманием этого. Когда происходят вот эти осознанные грехи, то это всё является не просто грехом для данного человека, а это налагает неизгладимую печать на его духовно-телесную наследственность. Хочу подчеркнуть о том, что гены – это не просто явление телесное, биологическое, или соматическое. Нет, нет, это глупость, это какая-то карикатура. Гены — это духовно-телесное образование, также как человек – духовно-телесен, так и гены. И вот эта духовная составляющая в генах, она формируется под влиянием характера духовной жизни человека. Формируется. Это не есть что-то постоянное, это формирующееся. Можно закоснеть в какой-нибудь преступности, в какой-нибудь дикой страсти? Можно. И вот сформировалась наследственность. Вот ужас какой!

И от него идут потомки уже заражённые вот этими страстями. Слышите, страстями заражённые. Говорю не о теле просто, не о психике даже говорю. Гораздо глубже. Психология – это знаете, что такое? Поверхностный уровень. Не о психике: сумасшедший или нормальный. А о духовном состоянии. Каком? Заражённость той или иной страстью. Причём, эта заражённость может настолько быть сильной, что, подчас, вызывает недоумение даже. Когда смотришь на этого человека, просто недоумение, у других возмущение – как это может быть? К нему не прикоснись, такое тщеславие – невозможно! Ни малейшего замечания. Или алчность до невероятности. Я помню мальчишку, ему 3 или 4 года, все просто хохотали над ним, насколько он жадный. Кругом много детишек – невероятное что-то у него.

Оказывается, наследственность эта имеет огромнейшее значение, и таким образом возникают целые роды, которые заражены какой-нибудь страстью особенно. О некоторых говорят же: «в брюхе щёлк, но на брюхе шёлк». Я не скажу, о какой нации, это не важно. Каждая из наций обладает своей нравственной спецификой. О прочих не хочу говорить. Некоторые невероятно тщеславны, другие невероятно алчны, их бог – деньги, а не что-нибудь другое. У тетьих, буквально, какая-то животная склонность к чревоугодию и прочему, больше ничего им на свете не надыть.

О чём я хочу сказать. Во-первых, об этом говорит Библия, об этом говорит история человечества, с огромной, причём силой. Об этом говорит и богословие. Как можно назвать это явление? Это явление можно назвать как родовая повреждённость, или, поскольку мы привыкли к этому понятию, родовой грех. Прямо этому роду присуще это, прямо так отличаются они все.

В Болгарии есть одно местечко Багрово. Если говорят, что он родился от туда, то что это значит? Вы ни копейки не получите. И вас не угостят никто, если и угостят, то самое большее водичкой. Я помню, у одного человека был друг. Его зазывает в гости, думает, что стол будет ломиться: нет, чашечка кофе, и всё. Он, оказывается из Багрово.

Вот это родовой грех. Виновны ли люди, что рождаются с ней? Нет. А в чём они виновны? Борются или нет они с этой страстью. Если он родился с этим – ну что? Родился человек хромой, глухой или какой угодно. Также и жадный, также и тщеславный – это понятно, он родился с этим, бедняга, ну что делать? Рождаются уроды и телесные, и психические, и духовные. Виновен не в этом человек. Также и в родовом грехе, в родовой повреждённости не виновен он ни перед Богом, ни перед людьми. Виновность в чём, духовного порядка? Как относится к этому. Вот здесь христианство может очень много дать. Христианство точно различает, что есть добро и что есть зло.

Поэтому если первородная повреждённость неистребима, и никто не может освободиться от смертности и так далее, то родовая повреждённость имеет совсем другой характер. Это уже не необратимое явление. Оказывается, возможно исцеление этого. И на примере некоторых людей, житий святых можно это видеть. Как люди из шайки разбойников, обращаясь, становились даже преподобными. Из распутной жизни, причём не из какой-нибудь распутной жизни личной, а именно идущей по наследственности даже, становились целомудренными.

Родовая повреждённость в принципе искоренима, но она, конечно, требует труда, требует подвига, требует знания христианства, знания законов духовной жизни. Только зная законы духовной жизни, можно победить это.

Свидетельств родовой повреждённости огромное количество. Ламброзе еврейский психолог, итальянец, у которого была теория, где он приводит массу примеров, о том, как сказывается на потомках свойство родоначальника, который оказался повреждённым в чём-то очень сильно. В частности, он говорит о психических расстройствах, об умопомешательстве, о пьянстве, о распутстве. Он говорил, что очень сильно отражается это на потомках. Есть о чём задуматься.

Ответственность родителей за своё потомство

Как-то люди бездумно относятся к своей жизни, а потом хотят воспитать ангелочков из своих детей. Это просто какое-то невежество, подчас и глупость. Невозможно родить ангелочка, будучи дьяволочком. Надо же это понять. Каждый наш грех – это инъекция в наши гены, в нашу наследственность. Каждый наш грех, и чем более он тяжёлый, тем эта инъекция носит более сильный характер. Сильный в каком смысле? – определяющий нашу наследственность. Наследственность родителей, от которых родятся дети. Кто хочет детей иметь действительно хороших, каким он должен быть!

К стати, мы находим в жизни очень много примеров. Вот, нет детей, начинают ездить по святым местам, начинают вести жизнь христианскую, и, наконец, появляются дети. И обязательно там прекрасные дети возникают. В чём дело? Они подвижниками становятся.

Родители Брянчанинова не имели детей, потом родился кто? Игнатий, великий человек! И прочие его братья и сёстры были замечательными людьми. Правда, они не были такими совершенными, как он, это вопрос другой. Но как часто Бог устраивает для тех людей, от которых ещё можно что-то ожидать, вот такие внешние стимулы к их добродетельной жизни. И от них тогда происходит соответствующий род.

Вы что думаете, случайно перед Рождеством читается Евангелие, родословная, кто кого родил. Совсем не случайно. Видите, идея какая: на фоне вот этой всеобщей преступности и греховности выделен род. И хотя и там были не все святы, но всё-таки это род лучший. Идея-то какая: род имеет огромное значение.

В традиции русских деревень не просто выходили замуж или женились. «Ты что! Эта девка, да ты знаешь, что там было? У неё же дед повесился. Нет, нет, нет!» « Этот парень-то? О, слушай, там такие были бандиты. Ни-ни, не вздумай!»

 

Комментарии

1. Мысль здесь, по-видимому, такая. В юриспруденции обычно имеются две стороны: преступник и потерпевший. При совершении же нами греха нет двух сторон, мы одновременно и преступник, потому как нарушили заповедь Божию, и потерпевший, страдающий от своего же греха.

2. А прекращение молитвы совершенно недопустимо. Поэтому важно понять, что грехом мы не Бога оскорбляем, а вредим прежде всего себе.

3. Отсюда ясно, что грехи вредят прежде всего нам самим. В противовес католическому мнению, что грех — это оскорбление Бога.

Главная Предыдущая лекция: 12. О грехопадении человека Следующая лекция: 14. Христос как Человек. Мирское и духовное

Обратная связь: mail@poslushnik.info