сайт Послушник
Главная Предыдущая лекция: 13. Понятие греха Следующая лекция: 15. Повреждение человека, жертвы. Жертва Христа

Читать дословный конспект (расшифровку аудио) лекции профессора Осипова А. И.
(5 курс МДС, 12 ноября 2012 г.) Скачать mp3 с официального сайта

14. Христос как Человек. Мирское и духовное

Родовое повреждение (родовой грех)

Мне хочется привести в связи с этим вам одно высказывание Макария Великого, который говорит сразу о всех трёх видах греха. Это довольно редкое высказывание, поэтому я его выписал. Так вот, он говорит: «Как скоро удалишься от мира и начнёшь искать Бога и рассуждать о нём, должен уже будешь бороться со своею природой [первородной страстностью], с прежними нравами [личные грехи, греховные привычки личные], и с тем навыком, которым тебе прирождён». Слышите, вот он родовой, который тебе прирождён, с которым ты рождаешься. «Должен будешь бороться со своею природой, с прежними нравами и с тем навыком, который тебе прирождён».  Вот они, сразу все три категории того понятия, который имеет общее название грех.

Хочу сказать ещё раз, что и первородное повреждение и родовое повреждение, которые присущи всем нам без исключения, они не отняли свободу у человека. Если бы эта свобода была отнята, тогда бессмысленны были бы заповеди. И тогда, в конечном счёте, все люди были бы в общем-то, принципиально одинаковы. Но мы видим, с одной стороны, глубину падения очень многих. С другой стороны, видим и потрясающее величие некоторых святых. Мы видим не только Иуду, Пилата, Нерона и прочих, мы видим и Богоматерь, честнейшую херувимов, которая была тоже таким же человеком, а не каким-либо иным. Она была тоже человеком, и явила собой потрясающий образ чистоты и святости.

Мы очень много говорим о нравственности человека и забываем об очень серьёзном моменте. Вот эта родовая повреждённость, в чём она выражается? Вы бывали в зоопарке? – ну, бывали, книжки листали, слышали, что в природе есть и овцы и волки, есть и зайчики, есть и лисы, есть змеи, есть медведи. Посмотрите на окружающий мир, и вы увидите удивительное дело. Есть люди, о которых говорят: ну и лис, ну и волк, ну и медведь, ну и змея. Интересно, вот эти животные – это есть ни что иное, как воплощённое выражение отдельных человеческих свойств, отдельных человеческих страстей, отдельных человеческих добродетелей. Всё в этой природе! Вся в совокупности природа, вне человека существующая, сосредоточена в каждом из нас. Но выражается в каждом какая-то особая, отдельная черта, иногда настолько ярко, что мы, конечно, сразу скажем: это лис! Или волк, и сомневаться нечего, и так далее. Всё в природе, а человек в себе концентрирует.

Ответственность человека за личную греховность

Христианство говорит, что в человеке вся совокупность добродетелей, следовательно, и вся совокупность страстей. К сожалению. Ничего не осталось в нас без повреждения. И обусловлено это, во-первых,  той всеобщей повреждённостью, с которой рождаются все. Во-вторых,  родовой повреждённостью, которая особенно выражена той или иной страстью в человеке. И, наконец, и это самое главное, нашей человеческой волей, человеческой свободой. Эти три фактора, как раз и показывают нам вот эту всю совокупность, которая присуща каждому человеку, и именуется, если хотите, микрокосмосом. Маленький мир, в котором всё сконцентрировано, и от которого зависит полностью всё бытие этого мира.

Насчёт Земли уже сомневаться не приходится, вы поняли. Все кризисы, все трагедии, все нестроения, которые происходят на Земном шаре, носят все антропогенный характер. Недаром произошёл случай, вы знаете, когда один сумасшедший, видимо, расстрелял 7 или 8 человек и написал манифест, что человек – это раковая опухоль на лице земли, поэтому его нужно уничтожать. И вот он уничтожил, значит, 7 человек. Додумался человек! Это, ясно, ненормальный. Видите, человек, не знающий христианства, и не понимающий того, что происходит в душе человеческой, он, конечно же, может прийти к таким сумасшедшим выводам.

Но самое печальное не то, что он написал, и что он сделал. Это можно сейчас встретить сколько угодно. Печальное состоит в том, что буквально за два дня уже появилось порядка 10 тысяч положительных отзывов на этот его, так называемый, манифест. Представляете, какая беда. За два дня такая реакция на такую жуткую картину, как этот манифест. Человек - раковая опухоль на лице земли. Это пишет сам человек.

Он увидел только одну эту ужасную сторону падения человечества, увидел верно. Верно, человек представляет из себя нечто страшное. Об этом пишет очень хорошо в Русском Афонском отечнике, который мне недавно подарили. Три килограмма весит эта книжечка, увесистая. Я посмотрел житие одного из наших святых Тимофея Валаамского, который с Валаама прибыл на Афон. Действительно преподобный, замечательный, удивительный подвижник. Просто красота, калия, доброта. Он, в частности, пишет, что если человек не увидит и не поймёт, что он не только хуже скотов, но хуже и демонов, то он никогда не достигнет никакого совершенства и никакого настоящего христианского смирения. Говорил он это, к стати, одному богослову, богослов возмутился, и ответил ему: «Ну ладно хуже скотов, ладно, так и быть. А что хуже демонов, отче, простите, мы искуплены кровью самого Христа, мы образ Божий, как же это мы хуже демонов, что вы говорите!» На что тот ответил: «Правильно ты говоришь, но в том-то и дело, что мы-то искуплены кровью Христа, Христос дал нам такие блага. Но он не за демонов страдал, и не им это открыл, а нам. Они-то поэтому какие были, такие и остаются. А нам столько дано, и мы ничего не делаем. Разве мы не хуже их?» Так он ответил этому богослову.

Во Христе была полнота всех человеческих свойств

После того, что мы сказали о грехе, нам надо поговорить о человеческой природе, человеческой стороне Христа, Богочеловека. Какую природу Он принял? Как понимать Христа как человека. Он есть истинный человек и истинный Бог. Так вот, касаясь первой стороны, что значит истинный человек?

Учение соборов, само Евангелие, конечно, потому, что на Евангелие всё это основано, утверждает решительно, что во Христе была полнота всех человеческих свойств. Это было не только тело, не только душа со всеми её проявлениями, не только сердце, которое способно ощущать всё то, на что способна человеческая природа, сам ум. Помните, была осуждена даже ересь Апполинария, который утверждал, что во Христе всё было человеческое, а вместо ума человеческого у него было Божество Сына. Это было осуждено, потому, что тем самым утверждалось, что человечество в Христе было неполноценным. И если вместо человеческого ума присутствовал ум Божий, тогда обесценивается полностью всё его подвижничество. Обесценивается полностью тот факт, что он не согрешил – ну как мог согрешить Бог? Учение Апполинария и было осуждено как ересь.

Во Христе был человеческий ум, а не только божественный, человеческое самосознание, а не только божественное. Ибо если этого не было, тогда всё обесценивается, вся его  святость, вся его безгрешность и вся его жертвенность. Если Бог руководил, если не было самосознания человеческого, – а в Евангелии мы видим постоянно эти проявления его человеческого самосознания. Отец больше Меня есть, помните? Он прямо даже говорит. Никто не знает кроме Отца моего небесного – помните, когда Он говорит о кончине мира. Это многажды. То Он прослезится даже, помните, когда с Лазарем эта история была. Скажи, где положили его? – что, это игра была: «где положили его?» Да не может быть в Нём никакой игры. Вскую меня оставил, Отче? — помните, на кресте этот последний возглас страшный? Что это было, самосознание человеческое или чьё? Евангелие и святоотеческое учение говорит именно об этом, что господь Иисус Христос имел полноту человечности в своём воплощении.

Христос воспринял повреждённую природу человека

Вопрос тогда возникает такой. Эта полнота человечности в каком состоянии находилась? И здесь мы видим расслоение. Некоторые отцы, сравнительно немногие, утверждали, что он воспринял природу человеческую первозданного Адама, в которой не было ни тленности, ни смертности, ни страстности неукоризненной (которой подвергается каждый человек: голод, жажда, и так далее). Подавляющее большинство отцов (целых восемь страниц у меня выписок) говорят совершенно однозначно, что он воспринял повреждённую природу. Вот теперь вы поймёте, почему мы говорили с вами о первородной, родовой повреждённости, о том, что это такое.

Большинство говорят, что Он воспринял повреждённую природу. Что это значит? Повреждённую – что, греховную? Вот, слово грех у нас сразу ассоциируется с чем-то греховным в смысле противления воли Божией. Нет, они говорят о другом. Они говорят о том, что Он взял смертную, тленную и уязвимую от всех природных воздействий, от голода, от жажды и так далее. Вот какую природу Он воспринял, то есть точно такую, какая у нас, но… Одно «но», однако в высшей степени важное.

Человеческая природа Христа свободна от родовой повреждённости

Он не был причастен вот к тому, что мы бы назвали духовной поражённостью страстями этой природы. В Нём не было вот этих семян, или заражённости вот этими греховными страстями. Какими страстями? Вот которыми особенно у нас ярко и очевидно сказываются, когда мы говорим о родовой повреждённости. В этом смысле Он был свободен, как первозданный Адам. В нём не было задатков страстей греховных, с которыми рождаемся мы. Мы все уже рождаемся с задатками греховными, с семенами всех грехов, потому, что мы передаём их друг от друга. И наши отцы и деды, начиная с Адама, все грешили. Адам и Ева не только в раю согрешили, вы что думаете, потом не грешили, что ли? Седя Адам прямо рая и плакавши горько. И потом грешили. И этот каждый грех, как мы с вами сказали, эту духовную составляющую наследственности уже омрачал, заражал страстями. Все мы засеяны этим.

Во Христе этого не было. Почему? По причине уникального Его рождения от Духа Свята и Честнейшей из херувим. Он родился без этих задатков всех этих сорняков, с которыми рождаемся мы. Вот где разделительная черта. С одной стороны, тленный, смертный и страстный, то есть уязвимый всем немощам человеческим, внешним немощам, негреховным. С другой стороны, чист абсолютно от той повреждённости, в которой пребываем все мы. Если этого не разделять, то мы окажемся в плену непонимания того, кто же Он был, в чём Его достоинство.

Христос не согрешил

В чём достоинство Христа? В том, что Он, находясь в земных условиях, окружённый всеми мерзостями человеческими, о которых Он и говорит: горе вам…, окружённый всеми мерзостями человеческими и грехами, Он, находясь в состоянии первозданной праведности Адама, то есть не будучи заражён, не согрешил. Не согрешил, в отличие от первого Адама. И здесь надо сказать, видимо, эта возможность была, только в силу того, что эта его человечность была не слитно и не раздельно соединена с Божеством Сына Божия. Имея полное произволение и свободу уклониться направо или налево, не уклонился, а остался чистым.

Вот идёт князь мира сего, и во мне не имеет ничего. Кто обличит меня во грехе? – говорит Он. Никто. А какая чистота у Него была, помните, когда ученики отошли, Он находился у колодца Иакова, и пришла женщина самарянка взять воды. Когда ученики пришли, они были очень удивлены, что Он разговаривает с женщиной. Кажется, всегда окружённый толпой, за ним постоянно ходили помните, женщины, Марии, которые перечисляются, которые при страданиях были, которые прибежали к гробу даже. Здесь они удивились, как это он наедине разговаривает с женщиной. Это очень о многом говорит, такой маленький даже штрих. Вот какова его человеческая природа.

Смертная – да, тленная – конечно: и младенец и отрок, совершенный муж. Смертный – да, действительно: и страдал и умер. Но не согрешил. Тогда понятно величие этой человечности, этого Человека. Мог бы Он как первый Адам – раз, и согрешил? Здесь возможно было бы такое? Почему нет? Если это истинный человек – да. Не согрешил. Находясь в условиях, которые по сравнению с первозданным Адамом ну просто бездна греха, который окружал Его. Это нам важно для понимания жертвы Христовой.

Святые отцы о повреждённой человеческой природе Христа

Сейчас же я хочу о чём сказать? Меня удивляет, что потрясающее количество отцов решительно говорят о том, что Он принял природу согрешившего Адама, но без всех задатков страстей. То есть принял смертную, тленную и уязвимую природу. Для того, чтобы вы сами могли убедиться в этом, у меня есть 8 страниц выписок. Но если взять наши богослужебные книги, наши воскресные Октоих, Минеи – всюду найдёте одну и ту же мысль, о которой говорят отцы. Афанасий Великий до того был раздражён теми, кто говорил о том, что будто бы Он принял природу первозданного Адама, то есть бессмертную. До того был раздражён, что воскликнул: «Да умолкнут утверждающие, что плоть Христова не доступна смерти, но бессмертна по природе!» Или: «Как же обнищал Бог, так, что восприял в себя обнищавшее естество и предложил его в своей собственной правде». Или он же: «А когда Христос отрекается умереть – это есть болезнь тела, ибо до преступления Адамова не было ни печали, ни боязни, ни утомления, ни глада, ни смерти». До преступления Адама не было, а Христос отрекается умереть – это есть болезнь тела какого? – после, значит, преступления. Это только кое-что из множества высказываний я зачитываю.

Григорий Богослов: «В Нём два естества. Так, Он утомлялся и алкал, и жаждал, и был в борении, и плакал по закону телесной природы». Ещё раз напоминаю, что есть отцы, которые говорят, что Его телесная природа была первозданного Адама, и Он был бессмертен, нетленен и бесстрастен. А как же тогда говорят: – вот, Он же страдал, Он же умер? – Это Он просто принимал решение и начинал страдать. – Как же, наконец, Он взалкал после 40 дней? – Он захотел, и стал алкать, но природа Его этого не требовала. Вы слышите, какие искусственные вещи, это поразительно! И вы найдёте и у богословов такую точку зрения: захотел – и умер. Но если бы Он не хотел, Он природой обладал бессмертной. А я вам зачитал Афанасия Великого: «Да умолкнут говорящие, что плоть Христова бессмертна по природе». Итак, Григорий Богослов говорит: «по закону телесной природы Он жаждал, был в борении» и так далее.

Кирилл Александрийский прямо пишет: «Он воспринял согрешившее естество. Бог Слово оправдал собственными подвигами, избавил его от жестоких мучителей греха».

Марк Подвижник: «Владычным определением наложено на человека за грех преступления прародительского, как епитимья. Всё это Он восприял, став тем, чем мы есть, чтобы нам сделаться тем, что Он есть».

Феодорит Тирский: «Он соединил с Собой побеждённое сие естество».

Григорий Палама: «Слово Божие не только стало плотью и обитало в нашей среде, но также приняло плоть такую, какая у нас. И хотя совершенно чистую, однако смертную и болезненную».

Христос на кресте исцелил человеческую природу от повреждения

Это же, друзья мои, вполне понятно. Ведь ради чего пришёл Христос? Ради исцеления. Исцеления чего? Той повреждённости, которая возникла в нашей природе. А если Он в воплощении уже исцелил эту природу, то есть принял уже природу первозданного Адама, вы знаете, что из этого следует? Крест тогда не нужен, уже всё сделано. Тогда ему надо было бы не бежать в Египет, а пострадать вместо тех вифлеемских младенцев, которые были убиты. Тогда всё, зачем Крест?

Эта идея того, что Христос воспринял именно природу первозданного Адама – крестоборческая идея. В том то и дело, что именно Христом и произошло исцеление вот этой нашей повреждённой человечности. Вот в чём суть Боговоплощения. Он принял нашу повреждённость, принял для того, чтобы затем исцелить её.

Поэтому мы видим, какая была борьба у святых отцов с теми, которые отрицали это. Особенно замечательны слова у Иоанна Дамаскина, которые он пишет против ереси афтартодокетов. «Фтора» по-гречески это тленность. Афтартодокеты – это те, которые утверждают, что не было в природе Христа никакой тленности, никакой смертности, никакой страстности. Что пишет по этому поводу Иоанн Дамаскин, подводя итоги всего святоотеческого учения: «Нечестиво утверждать, как утверждают нечестивые Юлиан и Гайян, что тело Господа и до воскресения из мёртвых было нетленным. Ибо если оно нетленно, то не одной с нами сущности, и всё, о чём повествуется в Евангелии, именно голод, жажда, прободение ребра, смерть, было не действительно, а только мнимо». Замечательно. Конечно, ведь был уже бессмертным, тогда всё это не действительность, а мнимость. Докетизм, афтартодокетизм. «Если же сие было мнимо, то и тайна домостроительства спасения есть призрак и обман. И Христос был мнимым, и не действительным человеком. И мы спасены мнимо, а не действительно. Но да не будет сего! И говорящий сие да не наследует спасения! А мы получили и получим истинное спасение». Видите, как против афтартодокетов. И целый ряд высказываний, которые прямо против них.

Христос воспринял повреждённую природу человека, а не греховную

Удивительно, что было непонимание этого вопроса. Оно является определяющим в понимании сущности жертвы Христовой. А знаете, откуда это непонимание произошло? Из элементарной ошибки. Слово грех: но не могло же быть во Христе греха, правда, же. А наша природа смертная, тленная и страстная – это какая? – греховная. Всё! В Христе не могло быть греха, следовательно, Он был нетленен, бессмертен, бесстрастен.

Вы слышите, вот как слово имеет роковое, буквально, значение. Забыли, что одно и то же слово может иметь совершенно разные значения. И мы встречаем, по-моему, у Лосского тоже самое есть: нет первозданного. У Флоровского: нет первозданной природы. Просто я удивляюсь, Флоровский, у которого патрология, посмотрите, учение отцов, и вдруг здесь он что пишет. Вплоть до того, что я смотрю, в одном месте Флоровский искажает прямо цитату святого отца. Из-за чего? Понятие греха: как это может Христос воспринять грешную природу? Надо бы сказать, конечно, не грешную, а повреждённую, и может быть тогда было бы полегче. Вот, оказывается какой соблазн может быть от смешения понятий.

Правильно пишет Иоанн Дамаскин, если у Него это было мнимое, а не действительное повреждение природы, тогда что Он сделал? Одна мнимость? Если Он не действительно умер, тогда что такое? И что это за мысль: «Он захотел и страдал»? Сам Он был бесстрастным. Я вот захотел, воздух есть, я сейчас воздух разрублю. Вы скажете, что вы рубите?

И вот эта мысль здорово поразила сознание очень многих людей, даже крупных богословов вопреки учению святых отцов. Просто огромное количество, это не десять, ни двадцать – я говорю, 8 страниц, и это только начало. А если богослужебные книги, что в Октоихе, что в наших Минеи – никаких сомнений, просто нет. Не удивляйтесь, что я так говорю с горячностью, потому, что не так давно были такие дискуссии у нас, тоже самое. Приходилось только удивляться. Доходило дело до чего: «Вот, смотрите, святые отцы!» И знаете, что в ответ от одного человека, богослова: «Ну и что, что они пишут?» Я растерялся, тогда о чём же мы говорим? Мы что, бердяевцы, что ли, который написал, что святоотеческое учение теперь для нас является ядом, которое противно всей нашей современной жизни – чёрным по белому в своей работе «Смысл человека». Представляете, хорош! Ну ещё бы, Запад весь рукоплещет: «Бердяев это выражение русского православия». Ещё бы!

Теперь мы переходим к самому центру. Наша задача – всё-таки попытаться выяснить, что же такое христианство. А христианство мы не можем понять, конечно, без центрального вопроса: что же сделала жертва Христа, и вообще, зачем она была нужна.

Сущность православия

Сейчас, не отвечая пока на этот вопрос, я попытаюсь сказать, в чём же сущность православия и в чём отличие его от многих других направлений в понимании христианства. Мы отметим самую суть и потом, чтобы лучше понять эту суть, поговорим о тех заблуждениях, отклонениях, искажениях, которые существуют в настоящий момент в понимании сущности христианства. Одно положительное раскрытие подчас недостаточно: кажется всё ясно. А когда начинаешь говорить: вот, посмотрите, в чём искажения, в этом, в этом, в этом, тогда становится ясно, этот кристалл становится уже более чистым и понимаемым, более светлым. Эта тема очень важная, я считаю. Потому что то, в чём основная болезнь заключается христианства, и исторического христианства, и христиан, в том, что не понимаем мы, что оно есть. Мы сводим его подчас к таким вещам, что, как я иногда говорю, что могут на голове подняться волосы там, где их давным-давно нет – даже до таких доходит искажений христианства.

Помните, мы говорили такую мысль, что нельзя говорить о спасении, не поняв от чего спасение. От комаров, или от блох, или от нарыва, или от волков? В данном случае, когда встаёт вопрос от чего, то мы здесь сталкиваемся с вами с таким пониманием, которое вызывает у человека христианина изумление и недоумение.

Зависимость общества от духовного состояния людей

Посмотрите на историю человечества. Что сказал Цицерон? Слышите какой, хотя не иже во святых отец наших, а сказал-то очень хорошую вещь: «История – это наша лучшая учительница». Точно. Итак, от чего же спасается и ищет спасения человечество в течение всей своей истории? Об этом мы с вами говорили много раз, я только повторяю. Только от одного: от внешних бед, от природных, относящихся к окружающей среде, к разным экологическим потрясениям. Дальше: от социальных бед, от политического неустройства. Исключительно вся мысль человечества работала на это. Избавиться от болезней, всяких нестроений, от рабства, преступлений и так далее.

Причём, самое поразительное, это очень здорово свидетельствует, в каком глубоком повреждении наш находится ум. Мы хотим избавиться от преступности, я хочу, чтобы никаких не было преступлений. И сам тут же, в своих мыслях, ух, что только не делаю, каких только не совершаю грехов. Да что в мыслях, и в делишках тоже не прочь это совершить, а уж в словах – и говорить нечего. Я хочу исправить весь мир, чтобы он был весь прекрасным и святым, а сам в себе что ношу и чем занимаюсь. Вот этой простой истины, к сожалению, никак не может понять человечество. Что нужно бороться, спасаться, если мы хотим действительно спасаться от всех бедствий, которые нас окружают, внешних, и природных и социальных бедствий, только исправив человека. Исправив понятно, от чего: от злобы, от неприязни, от ненависти, от зависти, потому, что именно они порождают все те нестроения в нашей семейной, общественной, международной жизни. Они, они, эти страсти именно,  порождают, они. Ну разве это не известно? Ну кому же это не известно, это же совершенно очевидная картина. Именно эти страсти.

От чего в семье нестроения? Только от того и происходит: от лености, правда? От самолюбия, от тщеславия, от алчности, и чего только нет. Это в семье. И то же самое в коллективе, то же самое в обществе, от страстей наших – вот где источник всех наших нестроений. Причём, надо сказать, что если бы мы были ещё умнее, то мы бы поняли ещё одну истину, что, оказывается, наши человеческие страсти определяют не только нашу социальную жизнь, общественную жизнь, все эти неприятности, которые происходят. А, оказывается, тут нужно чуть-чуть побольше ума, они являются источником и всех природных катаклизмов. Но попробуйте, скажите, умные люди будут смеяться. Ну, конечно, цунами налетело – от чего это такое, ну причём тут грехи? Вот беда-то.

Действительно, вера в истину имеет огромнейшее значение. О, если бы мы, действительно, поняли, что по причине того, что мы разрушаем изнутри дух свой, духовную сторону жизни, общества, по этой причине, в конечном счёте происходят все нестроения. Обратите внимание, в Евангелии полно указаний, что в последние времена особенно усилится. Посмотрите, сколько приводится, что будет: голод, моры, войны, нестроения, революции и так далее. Прямо указываются, вот они признаки. Откуда? Потому, что когда придёт Сын Человеческий, найдёт ли веру на земле?

Христианство утверждает: вот где источник всех бед человеческих. И этот источник, оказывается, полностью закрыт от взора человечества. И всю историю он абсолютно безуспешно ищет, как создать рай на земле, оставаясь сам изгнанным из рая. Недаром я приводил пример Тимофея Валаамского преподобного, который сказал: «тот человек, который не увидит, что он хуже не только скотов, но и демонов, никогда не достигнет совершенства и того смирения, которые только человека делают подобным Богу». Действительно.

А что такое совершенство? Вот больной человек излечился – говорят: вы совершенно здоровы. Слышите? Совершенно здоровы. Ну ещё бы. Человек создан каким? Добра зело – вот оно совершенство, полное исцеление всей, всей природы человека: и тела, и души, и духа, полнота общения с Богом, ибо он создан был как существо не отдельное от Бога, а неразрывное с Богом. Кстати, чем мы отличаемся от католической точки зрения, которая говорит: «человек и плюс ему ещё сверхблагодать» – ничего подобного. По природе человек является соединённым с божеством. Он уже в этом смысле богочеловек, в благодатном смысле он богочеловек по природе своей, а не отдельное существо, отдельное от Бога. Так вот, даже все природные нестроения, которые происходят в мире, они обусловлены духовным состоянием людей. А уж насчёт социальных и говорить нечего.

Притеснённое положение нашей церкви в XIX веке

В 1862 году митрополит Киевский Арсений с горечью говорит и пишет: «Какому жестокому насилию и притеснению подвергается наша церковь под видом лукавого попечения о ней». Очень полезно и это услышать и это знать по очень многим причинам. Чтобы не строили радужных картин: ох, какая была наша церковь, как она была господствующей церковью, какая была свобода церкви. Ой, Боже мой! Это беда, если мы так проходим историю церкви, карикатура. Под видом жестокого притеснения её, угнетения её. Только посмотрели бы мы, что творилось, когда дошло до такого кощунства, когда вдруг мирянин является главою церкви. Мирянин! Павел I объявляет себя главой церкви. Но началось это с Петра I, конечно. Он же фактически был. И потом ни один император православнейший не снял этого позора. Это не только позор. По правилу Вселенского Собора подлежит отлучению от церкви за такое посягательство.1

Этих высказываний очень много, митрополит Вениамин (Федченков) что писал в своих письмах о монашестве. Если можете, приобретите эту книгу: митрополит Вениамин (Федченков). Стоит на полочке у себя иметь. И когда у вас будет слишком радужная картина о том, как хорошо жила церковь в царское время, возьмите и прочтите. Я боюсь, что горько станет. Я к чему говорю это?

Революция 17-го года – закономерное следствие того, что происходило в нашей, так называемой православной среде. Ибо церковь является закваской общества. Если закваска оказывается подмороженной, или перегретой, поджаренной, не ждите добрых плодов, тогда начинается беда. Вот, оказывается какие вещи-то, всё не так просто.

Итак, это просто иллюстрация, а суть в чём? Человек – вот источник бытия мира. В данном случае, когда духовное состояние уже не отдельного человека, а уже общества становится таковым. Иоанн Кронштадтский писал: «Кровью обливается душа, когда смотришь, каков «православный» становится наш народ».

Вы знаете, впечатление такое, мы проходим историю церкви, святые отцы нам совершенно не нужны. Они говорят одно, мы говорим с невинным взором совсем другое. Это что же такое, просто поразительно. Мы, оказывается, лучше понимаем их. Иоанн Кронштадтский ничего не понимал, когда возмущался реформами Николая II 1905-6 годов: «Что же это такое творится? – писал он, – когда же восстанет спящий царь?» Это же опубликовано в его последних дневника, возьмите, опубликовано. Это же не тайные какие-то рукописи, хранящиеся в архиве.

Бедственное положение христиан сегодня

Но, повторяю вам, человечество всё, от начала и до сих пор, всё пытается устроить рай на земле с помощью внешних преобразований, совершенно не касаясь души человеческой. Более того, если мы сейчас посмотрим, что происходит, вообще: свобода, свобода и свобода чему? Всем гадостям, которые только нарождаются в душе человеческой, всем извращениям, всему сатанизму. Свобода! Сатана требует себе свободы, ещё бы! Удерживающее христианство постепенно ослабевает. Это проникает в церковь, требует в церкви свобод чего угодно, в отношению ко всему: вероучению, к жизни церковной. Посмотрите, что творится в мире, христианском мире, который мы в целом так именуем, в церкви в широком смысле этого слова, и мы тогда увидим, и поймём, что происходит.

Так вот, человечество и, увы, христианство не видят, что в человеке два существа. В каждом человеке есть задатки нового человека, особенно в человеке-члене церкви, и ветхого человека. Что в преимущественной степени, конечно, мы все насквозь пронизаны ветхим человеком. Много ли мы думаем о Царствии Божием, о духовных ценностях? Что мы обманываем себя – только и думаем о том, вот все проблемы земные, больше ничего. А в церковь – ну положено же сходить, галочку поставить же надо! Я был на службе – был, всё, слава тебе, Господи, моя совесть спокойна. А где в это время я был? – на Соломоновых островах, но не в церкви. Хорошо, если бы несколько минут побыл бы в церкви.

И вот это ветхое начало, которое живёт исключительно тем, о чём пишет Авва Дорофей. Помните, три «с»? Сластолюбие, сребролюбие, славолюбие – вот они три кита, на которых строится вся жизнь человечества. К стати, на это обращён и весь научно-технический прогресс в своей цели. Да, конечно, там много любопытства учёных, много интереса. Как, знаете, как в шахматы играть: не откроем ли что-нибудь новенькое? Ну как ребёнок, когда дать ему игрушку посложней, он будет в ней копаться, пока всю её не разломает. Точно также взрослые дяди и тёти: ох как интересно, а что там за чёрная дыра, правда же? А что там внутри атома? И всё копаемся и копаемся, всё что-то ищем, но цель научно-технического развития в чём? Создать, получить максимум возможностей для создания рая на земле. Никакого Бога нам не нужно. Об этом прямо никто не говорит, хотя иногда и говорят, но в этом суть.

Извините, что я так много говорю об этом, потому, что это самая большая беда, самая большая, принципиальная беда, которая поразила ум человеческий. И вы видите, как вся современная жизнь чем наполнена? Исключительно только этим. Хотя непрерывно все кричат, всюду, во всём мире: жизнь становится всё хуже и тяжелее. Все же кричат, всюду, в самых-самых, уж кажется, странах. Причём  тяжелее не только в материальном смысле, в социальном смысле. Мне из Рима звонит, говорит это вообще кошмар, уже у нас многие бизнесмены кончают жизнь самоубийством, потому, что законы такие издаются всё более жёсткие, которые буквально не оставляют возможностей даже для ведения дел. Такие дикие налоги, люди не могут снять квартиру, просто страшные поборы. Жизнь становится, знаете, как железный какой-то обруч, натягивается всё сильнее.

А психика? О! По статистике современной более половины людей уже сейчас в Западной Европе страдает от тоски, от уныния, от глубокой неудовлетворённости жизнью, от безысходности, от бессмысленности жизни. На этом фоне показывают, знаете, игру на этих экранах. На самом деле бы вы посмотрели!

Прогресс, да здравствует прогресс! Ух, какое удобство, посмотрите, какой самолёт, машина, телефоны, мобильные – достижения просто поразительные! А люди? А что с людьми происходит? Извините, что я делаю такую долгую преамбулу.

Христос: Царство Божие внутрь вас есть

Я хочу показать, почему Христос не родился императором, не стал им, потому, что бессмысленные все эти внешние преобразования, если не будет преобразования души человеческой. Бессмысленны. Тысячи лет существует человечество, и вот уже пример, вот, показана вся картина, всё ясно: дерево узнаётся по плодам. Непрерывные войны и перевороты, реформы и перестройки. Результат – а воз и ныне там, да ещё хуже.

Когда мы говорим о сущности христианства, то о чём мы говорим? Нашёлся вот Тот удивительный, действительно Богочеловек, который со всей силой Своего ума, Своей воли, своей энергии, чувств, со всей силой обратил внимание и сказал то, что надо написать на мраморе золотом: Царство Божие внутрь вас есть. И не придёт оно видимым образом, внешним, – когда Его спросили, – не придёт оно, – прямо сказал, – не будет его внешним, видимым образом. Бессмысленны эти фантазии и мечтания. Царство Божие внутрь, то есть что значит? В человеке оно сокрыто. И если там оно не будет обнаружено человеком, не будет обнаружено обществом человеческим – видимым образом во веки веков никогда оно не будет устроено. Это первая и, если хотите, основная истина, которая выражает сущность христианства.

Я не хочу сказать, что никогда в истории человечества не было этой мысли. Была она? Да. Были умные люди, которые понимали. Но это что такое было – это мнение какого-то философа. Здесь на совершенно другом уровне это преподнесено. Совершенно другой авторитет, который говорит об этом. Вот, оказывается с чем мы соприкоснулись. Знаете, утверждён как закон непоколебимый, который люди должны все знать.

Вот, вы ищите счастья – оно не где-нибудь, а внутри вас скрыто. Но вот в том и сказывается повреждённость человеческой природы, что он готов горы свернуть с помощью тракторов, бульдозеров, экскаваторов. Но, когда дело касается своей собственной души – всё, пас. Пас. Нет. Приходится приводить замечательные слова одного поэта, когда говорит: «Да, бой с самим собой есть самый трудный бой. И победа из побед – победа над собой».

Вот к чему призывает христианство. Вот первая, и, если хотите, главнейшая истина, которая открывает нам дверь в христианство. Вот где, человечество, путь твоего спасения. Ни в войнах и революциях, ни в научно-техническом прогрессе, ни в социальных каких-то изменениях строя, общественного устройства, нет, нет. Ничего это не даст до тех пор, пока в человеческом сердце основная устремлённость направлена к чему? К страстям. К страстям. Это к чему? К тому, что мучает, приносит страдания человеку.

Чем отличается учение Христа от учений инородных (мирских), тем,  что христианство борется с тем, что именуют страстями, а мир культивирует это. Слышите, во, противоположность. Мир культивирует это: да здравствуют страсти! Идёт их экранизация, реклама, пропаганда чего? Страстей. А христианство говорит: что вы делаете! Вы уничтожаете себя, вы рубите сук, на котором сидите! Караул, что вы делаете! Слышите, какая противоположность двух мировоззрений, совершенно не сводимы друг к другу эти два мировоззрения. И когда пытаются их соединить, то получается абсурд.

Вот это первая истина, без которой христианство не понять. Вторая истина, которая проистекает отсюда логически. Мы убедились, что никто, ни один реформатор, ни политический деятель, ни один герой так и не принесли ничего, потому, что они не могли сделать вот то главное, что нужно. Потому христианство утверждает, что понадобилось придти Богочеловеку, чтобы, во-первых, со всей силой утвердить эту истину.

Христос — новый Адам, начало нового человечества

Во-вторых, и это главное, изменить, исцелить в самом себе эту повреждённую природу и стать новым Адамом, началом нового человечества, Который, будучи закваской, могло бы иметь самое благотворное влияние на всю окружающую среду. Причём это влияние совсем не ограничивается даже пределами этой жизни. Вы слышите, не ограничивается пределами этой жизни, обращаю ваше внимание. На каком основании это можно утверждать? – на очень простом. Церковь молится о всём мире, и не только тем, которые сейчас здравствуют, а молится изначала о всех усопших. То есть, оказывается это влияние того, что совершил Христос, не ограничивается только этим трёхмерным пространством. Прочтите тропарь Иоанну Предтече. Он проповедовал всем там, что пришёл Он. Посмотрите наше учение о том, что совершил Христос, сходя во ад. Иоанн Златоуст пишет, что Христос сойдя, опустошил ад. Вы слышите! Ни единого не осталось! – вы слышите, – ни единого не осталось. Почитайте его Пасхальное слово, удивительно! Где Христос – там рай, и если Он сошёл в ад, этот ад стал раем. Даже такие вещи говорит. То есть, оказывается, действие этой закваски, которую принёс Христос, распространяется не только в сфере этой, но оно распространяется на тот, если хотите, мир, и не просто распространяется, а имеет действенную силу.

 

Комментарии

1. Митрополит Вениамин (Федченков): «Давно, уже второе столетие, с Петра Великого, духовенство там (в царских палатах) вообще было не в почёте. Церковь вообще была сдвинута тем государём с её места учительницы и утешительницы» [На рубеже двух эпох].
Заметим, какую удивительную роль отводится церкви: учительницы и утешительницы. Причём не где-нибудь, а в «верхах» именно. Для необразованной бедноты это было бы понятно, но для элиты? Нам, мирским, давно уже внушается мысль, что в церкви одни ретрограды, а тут — учительница! И, кажется, утешения нам не надо: «не учите меня жить, лучше помогите материально». А тут говорят — утешительница. Какая незаурядная и глубокая мысль! Но, действительно, какая ещё организация, или госорган может нам объяснить, что Бог есть, а Его заповеди надо исполнять? Одна надежда на Церковь православную.

Главная Предыдущая лекция: 13. Понятие греха Следующая лекция: 15. Повреждение человека, жертвы. Жертва Христа

Обратная связь: mail@poslushnik.info