сайт Послушник
Главная Предыдущая лекция: 27. Магия. Экзорцизм. Церковь и таинства Следующая лекция: 29. Кто спасётся? Карфагенский собор

Читать дословный конспект (расшифровку аудио) лекции профессора Осипова А. И.
(5 курс МДС, 25 марта 2013 г.) Скачать mp3 с официального сайта

28. Таинства. О Крещении

В данном вопросе, о котором я хочу повторить, несмотря на многочисленные учения святых отцов и повторения в различных сферах одного и того же, оказывается, стена непробиваемая. Камень сверхпрочный. О чём идёт речь? Абсолютно… – нет, это слишком, не хочу так говорить. Очень трудным оказывается изменить сознание того, что таинство в христианской церкви – не магия. Все, когда скажут «магия», все в ужасе: что вы говорите! К сожалению, именно таково восприятие таинств.

О сознании человека при принятии таинств

Христианские же таинства тем и отличаются от этого языческого восприятия священнодействия, что основным своим моментом имеют сознание человека. Об этом сказал Сам Христос: «Кто веру имеет и крестится, спасён будет, а кто не имеет веры… (Мк.16,16)» Слушайте, интересно, и в данном случае мы обычно когда говорим «не имеет веры», мы подразумеваем только веру вообще. А ведь речь-то идёт о чём? «Кто веру имеет и крестится, спасён будет, а кто не имеет веры…» во что? Речь-то идёт о крещении. Вы слышите? Кто веру имеет во что? Он же крещение принимает, значит, первым моментом, о чём идёт речь, это то, что вот сейчас хочет принять. Понятно? Ну, да. Вот оно, первое, о чём идёт речь. «Кто веру имеет и крестится», то есть принимает крещение, верит ли он в это, во что верит? Во что верит? А кто не имеет веры, во что? Опять идёт речь о чём? О крещении. И что? Кажется ясно. Ну, что вы, ну, конечно, Иисус Христос – это так говорил. На самом деле: «Крещён? – Нет. – Крестись немедленно! Да не буду я. – Ты что! – Да не хочу, не понимаю я. – Обязательно тебе надо креститься!» Даже в голову не приходит: а веруешь ли ты? А что тебя смущает? А какие у тебя препятствия на пути веры?

Нет, о какой вере! «Ты крещён или нет?» – вот, о чём идёт речь. Как это называется? Магия. Магическое сознание, язычество. Крещён ты или нет. Вот до какого состояния мы дошли. Просто страшно подумать даже.

Звонят: всё, что делать, не хочет креститься. Я убеждаю, он (она) не хочет креститься. Я говорю: простите, вы что делаете? Вы христианин или кто? Я думал, что вы страдаете от того, что человек никак не может поверить, а вы говорите, не хочет креститься. Здорово? Вот так. Так что, друзья мои, придётся вам с этим столкнуться. Вот так.

«Батюшка, креститься не хочет моя внучка». И вам придётся сказать:« матушка, а верует ли она или нет?» «Да, батюшка, она не против. Не против. То есть, она пока ещё против, правда. Но она не против церкви, не против веры». Вот до чего докатились.

Вот почему я говорю, что до сих пор, сколько существует христианство, сколько у нас времени существует православие, 1000 лет, а мы так и остаёмся язычниками. Главное – покрестить. Главное – причастить. Главное – пособоровать. А вы венчались, или не венчались? Даже не спрашивают: а вы веруете в Бога-то или не веруете? Спрашивают, венчались или не венчались – вы подумайте только! Это верующие православные такие вопросы задают!

Что такое таинство? Я прошу вас обратить внимание. Что мы разумеем под таинством, мы разумеем – это такое священнодействие, слышите, священнодействие, то есть совокупность действий и молитв. Это такое священнодействие, при котором верующему, и только верующему незримо, невидимо, таинственно подаётся соответствующий дар благодати Божией. Вот определение таинства. Значит, это такое священнодействие, при котором верующему, и только верующему подаются таинственно, слышите, таинственно, то есть невидимо, незримо, особый дар благодати Божией.

Вы представляете, что получается? Первую часть мы принимаем – это священнодействие. Второе, самое главное, о котором сказал Христос: верующему, выбрасываем начисто совершенно. Вот примитивизм. Вы знаете, какое убожество, какое просто, я скажу, безумие, настоящее безумие, другого слова просто не скажешь. Как обезьяны: очки дали, не знает, куда их повесить. На шею, на лоб, или на ухо. Так и здесь. Безумные: главное сделать. Это вопреки всему святоотеческому наследию, учению.

Бог не может спасти человека без воли, веры и сознания самого человека

Один, если хотите, из догматов, буквально, христианской церкви гласит: Бог (вы слышите, Сам Бог) не может спасти человека без воли и веры и сознания самого человека. Не может. Бог не может, слышите? Бог всемогущ? Да, мы исповедуем. Может спасти человека без воли и желания человека? Церковь отвечает однозначно: нет. Нет. Если бы это было не так, если Бог мог спасти человека без воли, без желания, без согласия человека, тогда Он виноват, что Адам и Ева пали. Он виноват, что всё человечество страдает. Надо было схватить, и всё. И вообще, не сажать это дерево. И все были бы спасены. Не может Бог. Мы этого основополагающего догмата христианской веры не принимаем. Называется православные.

Почему приходится об этом говорить? Всем вам понятно, почему. Потому, что, действительно, мы стали как язычники: главное, вот это сделать. Покрестить: что, чего – не важно, верует или не верует. Главное – причастить. С каким сознанием, почему подходит человек, что из этого следует – абсолютно не имеет никакого значения. Причём, не смотрят на страшные слова, которые от лица Бога прямо исходят, страшные, просто, слова: если «кто ест или пьёт недостойно, – говорит апостол о причащении, – суд себе ест и пьёт (1Кор.11:29)», от того многие болеют. А причащаются ради чего? – чтобы не болеть. Крестят младенца почему? – чтобы не болел, здоровенький был. «От того многие из вас болеют и умирают (1Кор.11:30)».

Одна из мыслей, которая невольно вот сейчас возникает, невольно: кладбища забиты кем? – молодёжью. Какой? Крещёной, и причащённой часто в детстве. Маленьких только и носят. И причащённые. А от чего зависит действие благодати на этих крещённых и причащённых? От духовного состояния родителей. У ребёнка нет ещё ни сознания, ни воли, ни желания. Вы, родители выражаете их. И если вы не достойны того состояния, в котором человек может принять крещение, может принять причащение, то в суд себе, оказывается, тогда принимается. Этого не понимаем.

Главное – крестить, и всё, благодать Божия тут же будет. Духа Святого тут же загнали, как ловко: раз, трижды окунули, произнесли слова, и Дух Святой пойман! Как птичка в клетке, всё, и благодать у вас тут уже. Вот до чего докатились. Слова Христовы никакого действия не имеют.

Ещё раз повторяю: «Кто веру имеет и крестится». Веру во что в данном случае? Понимает, крещение есть что такое? – верою принятие Христа, верю, что Он есть истина, что Он есть спасение, что это таинство Он нам дал для нашего нового рождения. Я верую в это. Я верую в Тебя, как в истину, и что я здесь принимаю новое рождение. Кто верует, и такой крестится – спасён будет. А кто не верует, во что? – вот, в это всё: что Ты есть истина, для того крещение, – что будет? Слова Христа говорят: «А кто не верует…» А мы на это не обращаем внимания.

Не удивляйтесь поэтому, что церковь с течением времени так хиреет. Хиреет чем? В чём мы видим? – христианами. Какими они становятся христианами. Всё постепенно истощается буквально, превращается в одну форму. Так называемый церковный человек, он только знает, куда свечку поставить. Ходит в церковь, а веры, что это есть истина, что я действительно погибаю… Вот попадёт человек, когда тяжело больной, он тогда знает, что такое спасение, а что такое погибель. Вот, рак четвёртой степени, тогда он знает, есть средство спасения, или нет. Что он сделает? Всё постарается сделать, чтобы только спастись. А здесь – нет. От чего спасать? Безразлично относимся, кое-как, формально принять таинства.

Отличие христианских таинств от языческих обрядов

Вот эта беда, беда восприятия христианских таинств как каких-то языческих, магических действий, эта беда, не думайте, что только сейчас поражает наше сознание. Точно такое же оно было, с самого начала христианства, потому, что и христианство-то принимали кто? – язычники. И они, ещё наполненные этим сознанием, что самое главное в таинствах – это совершение этих внешних форм, они уже многие воспринимали таким образом. И сколько труда, сколько труда и подвига, подчас страданий до смерти в борьбе с этим явлением предпринимали проповедники христианства. Вот уже Тертуллиан, это ещё, смотрите, II-III века, уже писал: «Известно также, что во время игрищ аполлониевых и иливсинских люди, празднующие их, погружаются в воду. Обряд, соблюдаемый ими, в том уверении, что через то они возродятся и избегнут казни за свои преступления. Равным образом и у древних, кто осквернил себя убийством, тот должен был изглаживать пятно сие посредством очищения воды. Если же слепые язычники уверены в том, что вода естественною силою изглаживает их злодеяния, то может ли быть сомнение, чтобы она не производила того же действия силою и властью Бога, творца стихий, виновника всех их качеств. Если они, язычники, верят, что религия подаёт воде такую силу, то мы верим, такая религия как христианство, больше, чем та языческая, поскольку исповедует Бога живого». Он проводит прямо мысль о чём? Смотрите, христианское таинство – это совсем не тоже самое. И язычники верили, что вода может очищать их.

Кстати, Это ответ атеистической критике, о том, что христиане заимствовали свои таинства из языческих ритуалов. Совсем другое дело! Главное – погрузиться. Главное! С соответствующими действиями, и всё, и ты очищен. Как сейчас это всё сильнее входит. Вы знаете, вам придётся… Просто доходит уже до чего? В Крещение надо обязательно искупаться, и все ваши грехи за год прощены! Очистились! И лезут. Простите, что я так говорю. Лезут, в этой языческой вере: надо обязательно искупаться, чтобы грехи каким образом были очищены? Искупался в проруби на Крещение – всё в порядке. Причём, ладно, когда это делают люди, практически почти не верующие, которые слышали звон, а не знают, откуда он. А тут, я смотрю, уже не буду называть только, уже кто об этом говорит, кто учит: «Обязательно на Крещение! Что вы, надо искупаться, чтобы очиститься от грехов». Ух, как язычество сильно действует! Да…

Уже получается своего рода крещение. Более того, ещё: надо, оказывается трижды, на Крещение, да с произнесением священных слов: «во имя Отца, – и чуть ли не «аминь», – и Сына и Святого духа» – крещальную формулу даже. Всё, слава, Тебе, Господи, за весь год очистился. Одним махом. Погрузился. Ну, а если мужички, то сразу и стаканчик водки, чтобы оно, ну, знаете, можно простудиться. И совсем тогда уже хорошо, просто красота. И Христу и Аполлону – обоим послужили, лучше не придумаешь.

Второе рождение при крещении человека

Иоанн Златоуст как подчёркивает, посмотрите: «Будем в таинствах обращать внимание не на внешность только. Когда Христос говорит: «Сие есть Тело Мое», – послушайте только, это относится не только к крещению, и к причастию, послушайте, интересно, – «Сие есть Тело Мое», убедимся, будем верить и смотреть на это духовными очами. Христос не предал нам ничего чувственного. – Слышите? Нам с вами ещё пригодятся эти слова Златоуста, когда будем говорить об Евхаристии. – Не предал нам ничего чувственного, но всё духовное, только в чувственных вещах. Так и в Крещении через чувственную воду сообщается дар, а духовное действие состоит – в чём же? – в рождении и обновлении. Купель крещения – он объясняет, – не просто отпускает нам грехи, не просто очищает нас от прегрешений, – обращаю внимание, таинство крещения не просто отпускает грехи, суть крещения не в этом, слышите, не в отпущении грехов суть дела, – не просто очищает нас от прегрешений, но делает это так, что мы как бы вновь рождаемся подлинно, она вновь создаёт и устрояет нас». Об этом мы будем говорить ещё раз.

Почему я это подчёркиваю, пожалуйста, имейте в виду, в любом таинстве, слышите, в любом церковном таинстве, если человек принимает его с верою и покаянием, происходит очищение от грехов. В крещении? – да. В исповеди? – конечно. В причащении? – ещё бы! В соборовании? – ну, да. И в венчании? – ну, ещё бы. В любом таинстве. Слышите, это происходит в любом таинстве, очищение от грехов. А вот что ещё в каждом таинстве, есть особый дар благодати. И вот в крещении он является особым, о котором мы с вами и поговорим. Что же это особенное?

Что особенное происходит в крещении? Видите, приходится об этом говорить, потому, что многие так и говорят: в крещении прощается первородный грех, прощаются эти грехи, и в этом видят суть. Да нет же! В крещении происходит новое рождение – вот в чём суть этого дара благодати. Новое рождение. Чем оно отличается от плотского рождения, от биологического рождения? Тем, что наше плотское рождение происходит независимо от нас. Мы тут не участвуем.

И, кстати, это удивительно, когда вдруг поздравляют человека самого с днём рождения. Я всегда говорю: причём здесь я, поздравляйте мою маму, или ещё кого-то поздравьте. Пожалуйста, моего папу, родителей можете поздравить, а я тут причём? Ни малейшей моей воли, ни малейшего моего сознания, ни малейшего моего участия. Я нуль. И вдруг меня поздравляют.

Второе рождение целиком зависит от нашего сознания, веры, убеждения и желания

Плотское рождение происходит независимо от нас. А это новое рождение – что это такое? Рождение, которое в крещении? Целиком и полностью зависит от нашего сознания, от нашей веры, от нашего убеждения и желания. Принципиальное отличие. Не может быть рождения нового, – вы слышите, какое дело-то? – нет, и не может быть рождения, если не будет нашей веры, нашего убеждения, нашего желания. Ух, как интересно: «Кто веру имеет, и крестится». Всё наоборот тому, что сплошь и рядом каждый думает. Новое рождение.

Таково существо православного учения о крещении. Оказывается, вот оно, в чём состоит. И Господь об этом сказал: «Кто не родится от воды и Духа не может войти в Царство Божие – от воды и Духа. – Ибо, рождённый от плоти плоть и есть, а рождённый от Духа дух есть – оказывается, в крещении происходит рождение от духа. – Не удивляйтесь тому, что я сказал: должно вам родиться свыше». Что это за рождение? Что это такое?

Если мы обратимся к святоотеческому наследию, то встречаемся, я бы сказал, с удивительным моментом. Всюду и настойчиво звучит одно и то же. Что, оказывается, человеку, который принимает крещение с верою, как мы уже сказали, даётся какое-то таинственное семя. Само слово – именно семя, причём оно употребляется настойчиво у святых отцов. Даётся таинственное семя. О крещении как о семени, или, если хотите, если взять притчу Спасителя, как о некоей закваске. Опять, закваска, как нечто, которое должно потом заквашивать. Это говорит и Священное Писание, и святоотеческое наследие. Иоанн Богослов уже пишет: «Всякий рождённый от Бога не делает греха, потому, что семя Его пребывает в нём». Рождённый от Бога, семя Его, Божье, пребывает в нём.

Апостол Пётр напоминает: «Возрождённые не от тленного семени, но от нетленного, от слова Божьего живого и пребывающего во век». Кстати, жалко, что слово здесь написано с маленькой буквы. Какое это слово Божие живое и пребывающее во век? Какое это живое, и пребывающее во век, то есть всегда? Ясно, какое слово – Логос. В начале было Слово (Евангелие от Иоанна). Сын Божий. Рождённый от кого, оказывается? От Слова Божия, живого и пребывающего во век.

Особенно ясно объяснение этому даёт преподобный Симеон Новый Богослов. Прошу вас, друзья, это запомнить. Буду спрашивать вас. Мысль Симеона Нового Богослова, который особенно отчётливо выразил это. Потому, что я буду приводить очень много цитат. Вот его слова: «Уверовавший в Сына Божия, – вы слышите, начинает с чего, уверовавший в Сына Божия, – кается в прежних своих грехах…» Кстати, обращаю ваше внимание, перед крещением-то как важно покаяние. Как человек может отречься от сатаны и всех дел его, слова, которое мы видим в чине крещения, если он не кается в своих грехах? Покаяние – это и есть отречение. Прежде требуется покаяние, оказывается. Итак, он пишет, Симеон Новый Богослов: «Уверовавший в Сына Божия, кается в прежних своих грехах и очищается от них в таинстве крещения. Тогда Бог Слово входит в крещённого как в утробу Приснодевы и пребывает в нём как семя». Ух, как чётко выразил. Как чётко выразил. «Тогда Бог Слово входит в крещёного как в утробу Приснодевы и пребывает в нём, – вы слышите, в крещённом, – и пребывает в нём как семя». Отчётливо как выразил, ясно.

Тихон Задонский, который, конечно, хорошо знал это, говорит прямо: «Вера живая есть дар Божий, и есть – послушайте, – аки семя некое Божественное, которое в крещении всякому крещаемому всевается». Слышите, опять? Тихон Задонский. Оказывается, в крещении всякому крещаемому всевается.

Духовное делание человека после крещения

Святитель Игнатий Брянчанинов, ссылаясь на целый ряд святых отцов, пишет: «Святой Исаак Сирин (слова 1 и 84) согласно с прочими отцами научает, что Христос насаждается в сердца наши таинством святого крещения как семя в землю». Опять, как семя в землю. Обратите внимание, какая настойчивость, подчёркивается. «Дар этот сам собою совершен, но мы его или развиваем, или заглушаем, судя по тому, какое проводим жительство. По этой причине дар сияет во всём изяществе своём только в тех, которые возделывали себя евангельскими заповедями, и по мере этого возделывания». Ссылается на преподобного Марка Подвижника, на Слово о крещении и Ксанфопула, главы 4 и прочие. Слышите, сколько приводит: Исаака Сирина, Марка Подвижника, Ксанфопула, кого только нет, и других. И опять всюду то же самое,   что как некое семя в землю.

Очень хороший подводит своего рода итог патриарх Сергий Страгородский в своей замечательной книге «Православное учение о спасении». Он пишет: «Дальнейшая жизнь человека состоит в развитии этого семени жизни, которое положено в крещении. Человек постепенно очищается от греха, постепенно совершенствуется и укрепляется в добре и восходит до возраста мужа совершенна».

Итак, первое, о чём надо сказать. Что крещение – это не просто отпущение грехов (мы ещё об этом немножко поговорим). В любом таинстве это происходит. В любом, при условии. А самое-то главное, что в крещении происходит новое рождение, рождение нового человека в человеке плотском. Я об этом вам ещё прочту интересное высказывание. Это новое рождение, духовное рождение, некое семя, семечко. Но вы сами понимаете, семя-то можно посеять. Но помните притчу? Иное упало при дороге и птицы поклевали его. Иное упало в терние. Выросли терние и заглушили его. Помните? Иное упало на каменистую почву и, кажется, взросло, а земли-то почти не было. Взошло солнце и увяло. И лишь только часть семян упало в добрую землю и дало плод свой.

Вот, оказывается, крещение как. Как важно поэтому сеять это семя, подчёркиваю, друзья мои, как важно предупреждать: смотрите, не кидайте семян куда попало, не крестите направо, налево, не глядя на то, верующий или не верующий. Вы будете ответственны за то, что драгоценное семя кидаете на дорогу или в терние. Ответственно относитесь, ибо вы совершаете крещение. Смотрите, не понесите от Бога наказание за свою безответственность и небрежность.

Апостол Пётр пишет так: «Так и нас ныне подобно сему образу крещение, не плотской нечистоты омытие, но обещание Богу доброй совести, спасает воскресением Иисуса Христа (1 Пет. 3:21)». Подчёркивает,  слышите, о чём мы только говорили. Не омытие плотской нечистоты, а обещание Богу доброй совести.

Вы знаете, вы нигде не найдёте такого учения, чтобы крещение можно было бы принять не имея веры. То есть найдёте каких-нибудь совершенно глупых людей, что без веры можно принимать крещение, что оно само по себе действует. К сожалению, приходится это слышать, причём от священников даже: «главное крестить, чтобы человек освятился благодатью Божией» Вы слышите, что он говорит: неверующего человека освятит благодать Божия?! Классическая стопроцентная магия! Духа Святого заставим мы своим этим действием.

А что пишут отцы? Меня просто, вы знаете, поражает. Мы говорим: для нас святые отцы – это фундамент, вот, только что говорили, в понимании и Священного Писания и нашей веры, и как только святые отцы скажут не то, что нам хочется, выбрасываем их совершенно. Кирилл Иерусалимский пишет: если лицемеришь, – вот, читаем, – то люди крестят тебя теперь, а Дух не будет крестить. Ну как? – Ну, да, это он давно писал, в IV веке же. А в XX веке Бог же другой… Вы подумайте только!

Преподобный Марк Подвижник пишет: «Твёрдо верующим Дух Святой даётся тотчас по крещению. Неверным же и зловерным и по крещению не даётся». И вы думаете, какое-нибудь действие произведёт? Ну, что вы! Никакого. Для нас святые отцы уже никто. Вот до чего дошло наше сознание. Посмотрите, как твёрдо пишут! Не даётся Дух Святой и по крещению. Зайдите в какой-нибудь храм, вам батюшка произнесёт проповедь точно наоборот. И когда вы спросите, откуда вы, батюшка, это взяли?.. Просто безобразие.

Святитель Иоанн Златоуст пишет: «Ни крещение, ни отпущение грехов, ни ведение, ни приобщение тайн, ни освященная трапеза, ни сподобление тела, ни приобщение крови, – вы слышите, что пишет! – ничто другое не может принести нам никакой пользы, если мы не станем вести жизнь честную, строгую и чуждую всякого греха». Понятно, что такое таинство? Никакой пользы.

Ну, хорошо, это Иоанн Златоуст. Попробуйте вы кто-нибудь скажите такое, – да вас анафеме предадут тут же! Как это никакой пользы? Слышите? Ведь верно же? Кто виноват, что люди этого не понимают? Скажите, кто виноват? Мы виноваты, не объясняем этого людям. Оказывается, главное таинство совершить, эти действия, и всё в порядке. Никакой пользы! Причём о чём пишут, вы посмотрите: о крещении, о Евхаристии, и о всём прочем – никакой пользы, если не будем вести жизнь честную.

Иоанн Лествичник пишет: «Всякому духовному деланию видимому или умственному, предшествует собственное намерение и усерднейшее желание, ибо если не будет первых (то есть намерения и желания), то и второе не последует». Не последует. Ой, эти святые отцы, ну ничего не понимают они, совершенно. Ничего не понимают. Мы всё понимаем только.

Феофан Говоров, святитель (Затворник, 1815 - 1894) говорит: «Но надо при этом (при совершении таинства) иметь в виду в мысли, что в этом умертвии греху через крещение ничего не бывает механически. – Ух, как здорово! – А всё совершается с участием нравственно свободных решимостей самого человека. Господь приступающего к Нему с покаянием и верою приемлет, прощает ему все прежние грехи, и освящает таинствами снабжает силою препобеждать живущий в нём грех. – А дальше интересные слова произносит. Дальше настолько интересные, что даже и читать-то боюсь. Знаете, что он произносит? – В таинстве крещения самого же греха не изгоняет. – Вот это да! Как? – Самого же греха не изгоняет, возлагая на самого человека изгнать его с помощью даруемой ему для того благодати». То есть крещение – не автомат, не механизм, с помощью которого раз, и из тебя всё изгнали. И ты теперь всё. Нет, даётся благодать, для того, чтобы ты, человек, верующий, с помощью этой благодати изгонял теперь эти грехи. Вот какие вещи-то удивительные! Это вопреки этому католическому учению: всё прощается, и первородный грех, и всё прочее – ура!

Священномученик Фаддей (Успенский 1872 – 1937) по этому поводу тоже ой как интересно говорит. Я вам привожу святых отцов, вы слышите, не кого-нибудь, а святых отцов привожу. То, о чём мы с вами говорили, что на чём стоит наше православная вера, на святоотеческом учении, а не на собственных домыслах. Что он пишет: «Правда, многих крещёных нельзя назвать воскресшими духовно, так как духовная жизнь их ничем не отличается от жизни некрещеных. Можно креститься водой, не восприняв благодати Духа Животворящего – Опять! Слушайте, сговор! Опять. – Можно креститься, не восприняв благодати Духа Животворящего, ибо сия благодать ни в кого не вселяется помимо желания его. Чтобы благодать крещения была воспринята, крещёный должен привиться доброй масленик Христу через веру и любовь, которую обильно вселяет в душу человека жизнь Христову, а также через борьбу со страстями, мертвящими душу, мешающими ей пожить». Опять повторяет. Опять нужна свобода человеческая, желание его, вера его, стремление его.

А Ефрем Сирин преподобный даже такие слова пишет: «Крещение есть только предначатие воскресения из ада, в котором мы находимся». Только предначатие воскресения. А что это так, мы все прекрасно знаем. Вся Россия была крещёной, и до сих пор большинство. А много ли православных по жизни? Действительно, только предначатие, но никак ещё не воскресение.

Очень важный момент, на который хочется обратить внимание, момент, который не только ускользает от внимания, а который часто у нас в сознании представляется совершенно в искажённом виде. Особенно, когда это касается таинства священства. Какого рода? Об этом читаем: «Человечество само по себе от крещения не приемлет изменения – какого? – Ни рассудок, ни разумение, ни познавательная способность, ни другое что естества человеческого не приходит в претворение. Положительная сторона возрождения облачения во Христа является только зачаточной». В таинстве только зачаточной. Мы от этого не становимся талантливее, способнее, умнее – нет, нет. Это некий зачаток, семечко благодати. Только семечко. От семечка яблочка вы не скушаете. Никаких ещё плодов нет. Плоды могут быть, семя есть. Не было бы семени, ожидать плодов нечего. Когда есть семя, можно ожидать плодов при условии, что это семя станет древом и принесёт плоды.

А то думаем так: а почему же, кажется, всё уже, приняли крещение, причастились, или приняли сан уже священства, всё уже. Теперь я стал знаете, какой умный, не подойди ко мне. Нет, это не меняется, все естественные способности остаются. А действие просвещения возможно только в силу и по мере нашей христианской жизни.

О вреде крещения без веры

Ну, я хочу сказать и о другой стороне, чрезвычайно важной, о которой практически никогда почти не говорят. Вы знаете, что в принятии таинства крещения, как, кстати, и других таинств, есть и обратная сторона. Я уже упоминал о ней, но хочу сейчас ещё раз обратить внимание на некие слова Евангелия, которые должны бы ощутить всю силу этой обратной и страшной стороны. О чём идёт речь? Что принятие таинства крещения, как и другого любого без искреннего намерения жить по-христиански может привести его к худшему состоянию, чем он был. Как такое? Вот о чём говорит Христос. «Когда нечистый дух выйдет из человека, – а в крещении так и происходит, – то ходит по безводным местам, ища покоя. И не находя, говорит: возвращусь в дом мой, откуда вышел. И придя, находит его выметенным и убранным; – то, о чём мы говорим в крещении: выметенным и убранным, – тогда идёт и берёт с собой семь других духов, злейших себя, и войдя, живут там; и бывает для человека того последнее хуже первого (Мат. 12:43-45)». Вы слышите? Находит выметенным, убранным, и чем же занятым? – ничем. Слава тебе, Господи, крестили. Поздравляем. Слышите?

Чем наполнен должен быть дом? Жизнью христианской теперь отныне. Я же отрёкся от сатаны, обещаю Богу доброй совестью жить так. А здесь что? – ничего. Каким был, таким остался. Всё выметено, всё убрано, ну, всё готово – пусто. Пусто. Видите, что обещает, что говорит Господь: семь других духов, злейших себя. И вы знаете, жизнь нередко это подтверждает. Говорят, что было не мало в первых рядах революционеров 1905 года, 1917 года крещёных людей. Людей, которые окончили семинарии и академии, и которые творили злейшие дела. Убийства и насилие. Недаром преподобный Варсонофий Оптинский (1845 - 1913) сказал: «Революция вышла из семинарии». Кажется, страшные слова, на самом деле точно. Потому, что семь злейших духов входят в этого человека, который, кажется, крещён, который, кажется, причащался, у которого, кажется, дом выметен и убран, но оказался не занятым. И тогда действительно, это становится злейшим врагом церкви. Что мы и видели.

Он получил образование, он же знает, и когда те духи в него войдут, то он уже может бороться с церковью куда сильнее, чем какой-нибудь институт научного атеизма. Недаром говорят, один пьяный поп, валяющийся в канаве, сильнее борется с церковью, чем 10 институтов научного атеизма. Так оно и есть. Какие страшные слова.

Вот, оказывается, что такое принять таинство. А мы так себе спокойненько. Да? Креститься, причаститься, венчаться, собороваться, а каким я был, таким и остался. Давайте подметём, выбелим, всё, убрали домик, слава тебе, Господи. И не занят. Какие страшные последствия, оказывается, могут быть, и об этом Господь прямо предупреждает. Вот, оказывается, что происходит. Происходит, друзья мои, с принятием таинств. Таинства – это, я вам скажу, сильнодействующее лекарство. А все сильнодействующие лекарства требуют строжайшего исполнения условий, при которых только они могут быть спасительными, действительно, для человека. В противном случае они становятся ядом. Слышите, ядом. А мы так легкомысленно: главное крестить, главное причастить. Знаете, как игрушка какая-то. Это сильнодействующее оружие. И к этому относиться нужно с величайшей ответственностью. В противном случае, когда мы миряне так поступаем, мы за себя несём только ответственность. А когда священник небрежно к этому относится, и попускает своим посолом(?) так поступать, тогда какую он несёт ответственность за это!

Мы все знаем, какую ответственность несёт врач, когда даёт лекарство сильнодействующее, и не предписывает всех условий исполнения. А больные начитают страдать и умирать. Возбуждается дело. Так и здесь в области духовной как важно, чтобы священник предупреждал и почаще напоминал вот эти страшные слова Евангелия, когда идёт и берёт с собой семь злейших себя, и бывает последнее для человека хуже, горше, первого. То есть лучше бы ты не крестился и не принимал этого таинства, не кощунствовал над ним, чем ты это делаешь.

О борьбе с грехами после крещения

Вопрос, который из предыдущего изложения отчасти мы уже понимаем, это в отношении прощения грехов в крещении. Мы с вами помните, говорили о так называемом первородном грехе. Помните, с чем он связан, этот грех. Помните, как я вам цитировал Максима Исповедника, что произошло в результате грехопадения. Что он говорит: воскресением Господь даровал нам? Всюду он повторяет это одно и то же. В результате грехопадения человек стал смертным, тленным и страстным. Воскресением Господь очистил природу человеческую, воспринятую Им, от смертности, тленности и страстности в Самом Себе. А нам даёт в крещении только семя этой природы. Вот, что, оказывается, происходит. На первом месте всюду смертность, смертность.

И вдруг мы видим, католическая церковь говорит: в крещении прощается первородный грех. Да? Главное, прощается, как это можно смертность простить? Помилуй, Бог. От смертности можно исцелить, как можно простить смертность, тленность, страстность? Они сами не знают, как. Пишут то, что просто поразительно, вот что такое отступление от святоотеческого учения. Сами пишут: это тайна, мы не знаем, как передаётся первородный грех. Какая тайна? Потому, что придумали теорию, которая абсолютно бессмысленна. Отсюда и появляются неразрешимые проблемы. Так вот, что в ответ на это говорят святые отцы.

Преподобный Макарий Египетский, которого называли земным богом: «А если говоришь, что пришествием Христовым грех осуждён, и по крещении зло не имеет уже пажити в сердце, то посмотри, сколько крестилось с пришествием Господним и до ныне. Разве не помышляли они более лукавство? Стало быть, и после крещения разбойник имеет пажить, и может входить, и делать что хочет». Где же, где же освобождение от первородного греха?

Иоанн Кассиан Римлянин (ок. 360 – 435, христианский монах и богослов, видный теоретик монашеской жизни). «А кто не хочет подчиниться требованию Евангельского совершенства, тот не  знает, хотя и крещён, и кажется монахом, что он не состоит под благодатью, но спутан ещё узами закона, и обременён тяжестью греха». Опять всюду подчёркивается что: крещение и грех. Крещение и грех.

Святитель Тихон Задонский (1724 – 1783, епископ Русской православной церкви, епископ Воронежский и Елецкий, богослов, крупнейший православный религиозный просветитель XVIII века.) объясняет, что в крещении человек получает второе рождение, духовное рождение, при котором первое рождение, плотское, сохраняется. Вот, что он пишет: «Ибо в человеке, который христианскую веру и крещение воспринял, два рождения имеются. От этих двух рождений восстаёт в нём брань духа и плоти. Или, как проще сказать, двоякая склонность, движение, побуждение и поощрение. Потому, что два эти рождения противоположны и свои свойства каждый из них имеет и к тому человеческое склоняет, побуждает сердце, что каждому из этих рождений свойственно. О чём апостол святой так и говорил: Плоть желает противного духу, а дух – противного плоти, они друг другу противятся. Плотское рождение склоняет христианина к плотскому мудрованию. Духовное – к духовному мудрованию. Эта брань в одном и том же христианине есть, – слышите? – ибо в христианине как два рождения, так и два человека с свойствами своими имеются, ветхий, то есть, и новый». Слышите? А не то, что это начинается: «прощён первородный грех». Два! И мы знаем, посмотрите, малышка, он уже что делает, уже страстишки в нём во всю уже проявляют себя. Два, и все мы это знаем, как в нас крещёных всё это действует. Не просто наши грехи личные, а прут изнутри. Кто учит младенца лукавить, лгать , претворяться, тщеславиться, и прочее. Изнутри прёт. А тут начинается: «прощается первородный грех» – «прощается», главное. Если бы это было действительно, уничтожается первородный грех, всё, окрестили – всё, он уже не умрёт. Всё, вечно живёт. Просто странно.

Архимандрит Иустин Попович – это святой сербской церкви, замечательный человек, пишет так: «Благодать, преподаваемая падшему человеку через Иисуса Христа, не действует механически, – опять то же! Не действует механически, – не даёт освящения и спасения немедленно, в мгновение ока, но постепенно проникает во все психофизические силы человека соразмерно, – слышите, как проникает, – соразмерно его личному подвигу и новой жизни, а не сама по себе благодать действует». Как бы нам хотелось, чтобы сама по себе, правда, как бы здорово было! Крестил, и всё в порядке! Не сама по себе, а соразмерно нашей личной жизни, вот, оказывается, как благодать действует. Это первое, плотское рождение не зависимо от нас, мы растём, развиваемся всё, как природа дала, так и есть. Духовная жизнь полностью зависит от нашей воли, нашего намерения, нашего подвига. Вот, оказывается, какие вещи. Видите, как серьёзно всё. Насколько серьёзно и насколько несерьёзно относятся у нас к таинству крещения. Насколько несерьёзно, невежественно, я бы сказал, невежественно. Не понимают, к чему приступают, какому великому делу. Посмотрите, когда рождение ребёнка, как вся семья беспокоится, как переживает мать, как отец, как вся семья, что вы! Какие предпринимают меры, больницы, врачей, всё такое, посмотрите как, с какой ответственностью относятся. А здесь – как игрушка какая пустая.

О крещении младенцев

У нас ещё два важных момента остались и требуют довольно много зачитывания. И поэтому я, может быть, в следующий раз. Сейчас у вас может быть какие-то вопросы, пожалуйста.

Вопрос. Вы сказали, что в таинствах необходимы желание и вера человека. А что по поводу крещения детей, которые своей веры и желания не имеют в данный момент.

Ответ. Вот этот вопрос я и оставил, о крещении младенцев. Конечно, это очень серьёзный вопрос, о крещении младенцев. Мы обязательно с вами рассмотрим, я зачитаю много высказываний и святых отцов, и истории церкви, о чём говорят историки. Скажу вам просто предварительно, что древняя церковь практически не знала крещения младенцев. Если когда семья вся крестилась, то, конечно, всех крестили. Крещение младенцев было исключением. В основном же, главным образом все принимали крещение только сознательно. Только это было, это общая практика.

Крещение младенцев входило постепенно, и оно окончательно утвердилось в Византии только к IX столетию. То есть древняя церковь практически это не знала. На Руси даже ещё в XI веке малолетних детей не крестили. Даже ещё в XI веке. Об этом пишут наши историки, ведь дело тут уже истории, тут надо фактические только данные, и всё. Этот процесс постепенно шёл.

И он почему шёл постепенно, по той причине, по которой мы с вами говорим: преобладанием постепенно вот этого языческого сознания: главное, сделать. Но об этом мы с вами поговорим. Об этом поговорим, поговорим об участи некрещеных младенцев. Потому, что здесь такие уже фантазии появились, что это просто кошмар. Читаешь – диву даёшься.

Христос говорит: таковых есть Царство Небесное, Христос! – Ты, Господи, ошибаешься. – Потому, что какие дети к Нему подходили? Кто их крестил? Если вы не будете, как они, не наследуете Царство Небесное. – Нет, Господи, вот тут Ты, Господи, ошибаешься. Причём логику поразительную я прочитал в одной книжке недавно. Логика такова: поскольку Церковь не отпевает некрещёных, в том числе, и некрещёных младенцев, следовательно, все некрещёные младенцы погибают. Да… Христос сказал: таковых есть Царствие Небесное, мы говорим – погибают.

Вы знаете, откуда идёт это? У Блаженного Августина это есть. У Блаженного Августина – это единственный, кажется, из отцов, который сказал такое. Потому, что у других отцов, я приведу вам, что они пишут о детях, он единственный. Но я же говорил, друзья мои, когда у нас стали возникать школы, в частности, наша школа в конце XVII века, и затем… Вот представьте себе, вас назначают преподавателем. Что вы начнёте искать? Где пособие, где? И поэтому начало наших школ, увы, ознаменовалось тем, что мы начали брать пособия у католиков и протестантов. Кое-что подчищали от туда, брали, но в основном, я вам скажу, до середины XIX века у нас же, практически, знали только чуть-чуть некоторых отцов. Переводили Исаака Сирина, Иоанна Лествичника – кое-кого из отцов, других не знали. Только с середины XIX века, когда четыре академии взялись за перевод святых отцов, это наша, Питерская, Казанская, Киевская. И один писал замечательно, говорил: это как будто светлая струя вдруг проникла в эту тёмную массу. И мы увидели, что пишут святые отцы, о чём мы даже и не знали. Поэтому, кстати, книга Страгородского, он тогда ещё был архимандритом Сергием, его диссертация «Православное учение о спасении» явилась, как знаете, как какое-то открытие. Сплошь и рядом, кто держал в руках, только и знает, цитирует прям отцов одного за другим по важнейшим вопросам как раз христианского учения о спасении. Это было как что-то новое, невиданное и неслыханное.

Увы, всё у нас шло под полнейшим влиянием вот этого западного католического протестантского богословия. Поскольку для Запада Августин – это святой отец № 1… Вы слышите, правда, любопытно: Августин – №1, у которого, кстати, очень много есть вещей совершенно неверных. И мы тоже, и мы пошли: некрещеные младенцы погибают – поздравляю.

 

Главная Предыдущая лекция: 27. Магия. Экзорцизм. Церковь и таинства Следующая лекция: 29. Кто спасётся? Карфагенский собор

Обратная связь: mail@poslushnik.info