сайт Послушник
Главная Предыдущая лекция: 28. Таинства. О Крещении Следующая лекция: 30. О некрещёных, исповеди и причащении

Читать дословный конспект (расшифровку аудио) лекции профессора Осипова А. И.
(5 курс МДС, 1 апреля 2013 г.) Скачать mp3 с официального сайта

29. Кто спасётся? Карфагенский собор

Две церковные точки зрения на вопрос о конечности мучений

Ещё раз вам напоминаю: богословие – это наука. Слышите, мы привыкли: это наука, наука и под наукой подразумеваем только естествознание. Богословие – это наука. А каждая наука формируется каким образом, и как она функционирует? Очень просто. Мы находим какие-то факты, которые подтверждают ту или иную точку зрения. И проверяем степень верности, выводимости из этих фактов следствий. То есть наука – это вещь достаточно бесстрастная, и к этому надо подходить. Одна из больших ошибок происходит тогда, и особенно мы её помним на примере католического средневековья, когда там заранее берут и утверждаются, и говорят: «Больше никак быть не может». Говорят: «Вот, открыли восьмую планету». Ответ: «Этого не может быть». «Почему?» «Потому, что планет только семь, и только семь, по-другому и быть не может». «Да посмотри!» «А мне и смотреть нечего, я читал Аристотеля, он говорит о семи только планетах».  Вот это беда. Слышите, когда начинается беда? Когда я не свободен в оценке. «А вот у меня есть, я себя загоняю в один угол и всё». Это учтите, это очень важно. Для любого человека, для любого исследователя, в любой области науки требуется что? – объективность подхода. И вот сейчас то, о чём я хочу сказать. Вопрос, который мы с вами обсуждали, вопрос животрепещущий, очень многих он волнует. Хочу вам сначала прямо как в геометрии: сначала утверждение, а потом доказательство.

Итак, утверждение, какое? Может, оно вас интересует. Утверждение совершенно необычное, и, я бы сказал, редкое в истории богословия, а именно: существуют две церковные точки зрения на вопрос о том: будут ли муки бесконечными, или нет. Слышите, какую я говорю вещь: две. Не одна, а две. Уже сразу протест должен быть категорический. Я сам протестую. На каком основании это можно говорить? Только на одном: когда мы вспомним, а что мы можем назвать церковной точкой зрения, или церковным учением? Только то, которое подтверждается целым рядом высказываний авторитетных святых Церкви. Вот, всё.

Есть целый ряд высказываний авторитетных святых? Мы говорим – да. Если Церковь не осудила эту точку зрения, если Церковь не осудила этих святых. Ещё раз повторяю, церковным учением является то, которое обосновано учением целого ряда святых отцов, которых ни один собор не осуждал, и все они, действительно, остаются святыми Церкви. Это первое положение. Я не знаю, вам объясняли это, или нет, что такое церковное учение? Это Священное предание Церкви, выражаясь иным языком.

Что такое Священное предание – учение святых отцов. Какое? – согласное. Так вот, учения о вечности или не вечности мучений являются удивительным исключением, по которому, мы, оказывается, мы находим целый ряд высказываний святых, бесспорных святых. Одни говорят: «Пойдут в муку вечную». Другие говорят: «Будет Бог всяческое во всём» – слова апостола Павла помните. Вот так. Это первое положение. Если оно ускользает от нас, дальше говорить не о чём. Это первое положение. Вот что такое церковное учение.

Высказывания святых отцов о конечности мучений

И вот в данном случае я не буду касаться первой линии, то есть о том, что «пойдут все в муку вечную», поскольку об этом мы всё читали. А вот в отношении второй удивительное дело: я учился, никто не приводил ни одного отца. Не знаю, вы учитесь, приводят вам святых отцов, или нет? Нам никто не приводил, это просто поразительно. Только потом уже, когда начали вот такие сорванцы как вы, только светские, начали теребить: «Извольте ответить», – пришлось смотреть.

Интересно, интересно, какой же ответ на этот вопрос: если Бог есть Любовь, если Он всё предвидит, если Его промысел в этом мире является действительно реальной силой, как же тогда понять, что Он даёт жизнь бесконечному числу тех людей, о которых он точно знает, что они свою свободу определят ко злу. И, следовательно, пойдут в бесконечные мучения. Это пахнет, знаете, вот тем страшным высказыванием Кальвина: «Да, Бог хочет, чтобы одни спаслись, другие нет». Вот так. Я хочу привести вам целый ряд свидетельств отцов, которые говорят о другой точки зрения. Приведу вам сейчас. Сразу делаю вывод, ещё раз вам напоминаю, что, оказывается, есть, действительно, целый ряд отцов. Следовательно, по этому вопросу в Церкви две параллельные линии учения, которые сходятся только в одном, что участь, вечная участь любого человека будет наилучшей, исходя из его духовного состояния. В этом они сходятся все, и те отцы, и другие. А вот в отношении вечности или не вечности, точнее, бесконечности или конечности мучений, здесь вопрос оказывается другой. Итак, я постараюсь сейчас вам просто кое-что привести.

Первое, с чего можно начать, поскольку сейчас мы приближаемся к страстной седмице и к Пасхе, то приведу вам слова из последования утреннего страстной пятницы, можете это взять и посмотреть. «Рукописание наше на Кресте растерзал еси, Господи, и вменився в мертвых, тамошнего мучителя связал еси, избавль всех от уз смертных воскресением Твоим». «Избавль всех» - не избавль возлюбивших Тебя, не избавль уверовавших в Тебя, не избавль праведных – нет, избавль всех от уз смертных воскресением Твоим.

В Великую Субботу опять, посмотрите, будет же: «Царствует ад, но не вечнует над родом человеческим». Скажу вам, было бы очень интересно, вот некогда, кто-нибудь из вас даже, посмотреть Октоих хотя бы. Посмотреть там стихиры, может воскресные тропари. Мне так кажется, исходя даже из этого, что там не мало подобного рода слов.

А на Пасху что мы слышим? «Умертвивый смерть, смертию смерть поправ, - смертию смерть, это что такое? Вот она, вечная мука, ­– смертию смерть поправ, смертное жилище разори своею смертью днесь». А в пасхальном слове что слышим? Кстати, пасхальное слово Иоанна Златоуста – это единственный в годичном богослужебном кругу слово, которое читается за литургией, и которая является, если хотите, исповеданием веры Церкви, поэтому является исповеданием веры Церкви. Что здесь мы читаем? Я, думаю, вы все помните: «Опустошил ад, сошедши во ад. Мертвый ни един во гробе. Где твое, смерте, жало; где, твоя, аде, победа; воскресе Христос и ты низвергся еси». Слышите? «Воскресе Христос, и падоша демони», и так далее. И мертвый ни един, ни един во гробе: Он опустошил ад, сошедши во ад. Это просто я вам привожу.

А вот теперь я приведу ещё несколько высказываний святых отцов. Святитель Епифаний Кипрский (ум. 403, один из ранних Отцов Церкви, который прославился неистовыми обличениями ересей): «Жизнь же наша, Христос, за нас пострадавший, чтобы нас разрешить от страстей, и умерший плотию, соделаться смертью смерти, чтобы сокрушить жало смерти, снисшедши в преисподнюю сломить адамантовы запоры. Сделав это, он вывел пленные души и ад соделал пустым». Тот, кто помнить послание апостола Петра, тот, наверное, знает, о ком это речь идёт: ад соделал пустым. «От тех, – апостол Пётр пишет, – Христос, находящимся в темнице, сойдя проповедовал». А кому это проповедовал? «Погибшим при потопе в дни Ноя мёртвым». Вы слышите, кому? «Всем усопшим от начала бытия человеческого, некогда непокорным, ожидавшим Его Божия долготерпения». Вот кому проповедовал, Апостол Пётр говорит. Хорошо. Итак, Епифаний Кипрский говорит: ад соделал пустым.

Амфилохий  Иконийский, святитель (ум. 394, епископ, обличал ереси ариан и евномиан) пишет: «Когда явился аду, Он разорил гробницы его и опустошил хранилища. – и дальше послушайте: – все были отпущены». Вот это да! Все побежали за ним. «Воссиял свет и рассеялась тьма, ибо можно было видеть всякого узника, узревшего свободу, и всякого пленника, радующимся о воскресении».

Григорий Нисский (около 335 - около 394), как вы знаете, родной брат Василия Великого, о котором поговорим отдельно, писал: «И по совершенному устранению зла из всех существ, во всех снова воссияет боговидная красота, по которой (образу которой) были мы созданы в начале». Хочу, кстати, сказать интересную вещь. Когда на V Вселенском соборе был осуждён оригенизм и Ориген (около 185 - около 254), никто даже имени Григория Нисского не произнёс. А все прекрасно знали, V Вселенский собор – это середина VI века. Никто не осудил ни его учения, ни его самого лично. Более того, на VI Вселенском соборе он был включён в три самых, что ли, выдающихся святых. А на VII даже был назван отцом отцов. Я обращаю ваше внимание: это вопрос серьёзнейший, это вопрос жизни и смерти бесконечного количества людей. И чтобы здесь небрежно отнестись к такому учению, мол, Оригена осудили, а Григория Нисского умолчим, такого быть не может. Причина? Причина всё та же.

У Григория Нисского был не оригенизм, а другое учение об апокатастасисе (восстановление всего, всеобщее спасение). Если бы он следовал учению Оригена, и он был бы осуждён вместе с ним.

Афанасий Великий в своём пасхальном слове говорит: «Он (Христос) – тот, который древле вывел народ из Египта, а напоследок и всех нас. Или, лучше сказать, весь род человеческий искупил от смерти и возвёл из ада». И Афанасий Великий? Весь род человеческий? И возвёл из ада?

Ефрем Сирин (это всё IV век) не сомневается, что «во гласе Господа, – это он говорит о Великой субботе, – во гласе Господа ад получил предуведомление приготовиться к последующему Его гласу (во Втором пришествии), который совершенно упразднит его». Ефрем Сирин. Совершенно упразднит его.

Исаак Сирин пишет: «Если человек говорит, что лишь для того, чтобы явлено было долготерпение Его, мирится Он с ними, грешниками здесь, с тем, чтобы безжалостно мучить их там, – такой человек думает невыразимо богохульно о Боге, такой клевещет на Него. Не для того милосердный Владыка сотворил разумные существа, чтобы безжалостно подвергнуть их нескончаемой скорби. Тех, – послушайте, – о ком Он знал прежде их создания, во что они превратятся после сотворения, и которых Он всё-таки сотворил».

Вы видите, что, оказывается эта мысль, о том, что муки будут не вечными, учат целый ряд отцов. Об этом говорят и наши богослужебные книги. Правда, нужно знать и другое, и очень серьёзное. Тот же Исаак Сирин пишет: «Хотя геенна и ограничена, но страшен вкус пребывания в ней, и никто не знает, какие страдания придётся перенести там». То есть, мысль какая? Не надо быть таким глупым, чтобы считать, что если муки не вечные – ура, можно жить как угодно. Какие страдания придётся перенести там. Апостол Павел пишет, что «Хотя сам, – помните, – и спасётся, но как бы из огня, тот, у кого дом был построен из соломы и сена». Представьте себе, один торжественно получает громадное наследство со славой и честью, а другой как из огня спасается. Есть разница? Спасся? – да, не погиб, да, ой, но голяком. То есть само спасение, оказывается, и оно имеет разные границы, а не как-нибудь.

Так вот, я что вам хочу сказать? Целый ряд отцов и не что-нибудь, а само даже богослужение, особенно Страстной пятницы, Великой субботы, пасхальное, говорят именно об этом. Наша великолепная икона русская, помните, воскресение как рисуется? Христос попирает ад. Ад уничтожен. Вот так.

Другая точка зрения

Есть и другая точка зрения. Также святых отцов. Возьмите хотя бы Макария Великого, ещё целый ряд отцов, которые говорят, прямо повторяют слова Евангелия. Но что примечательно, слышите, обращаю ваше внимание. Целый ряд отцов также пишут о вечных муках, но они не ставят вот этого вопроса, не отвечают на этот вопрос, на который отвечают вот эти отцы. Какой вопрос? Бог же любовь, и Он же знал, что они пойдут в муку вечную, для этого сотворил, значит? Одни отцы отвечают на это, другие не отвечают. Вопрос: почему же тогда они говорят, не отвечая на этот вопрос так? Совершенно очевидно. Как делают родители в отношении детей. Как и многие пастыри и святые многие. Что они делают? Предупреждают и говорят, устрашают, говорят страшные слова лишь бы уберечь людей от пагубного пути жизни, в результате которого они подвергнутся мучениям. Слышите? Мучения-то будут.

Я вам скажу, легко относятся к такой идее вечности мучения тот, кто, наверное, ни разу не испытал боли тяжелейшей и страшнейшей. Только этот человек. Или который уверен, что он праведник, и он уж спасётся. Пусть где-нибудь с краюшку, но всё-таки. Мать даже такие угрозы шлёт, как вы знаете: «Утонешь – не приходи!» Даже так, самая страшная угроза. Действительно, любовь не может не сделать всего, что нужно, чтобы удержать любимого от того, что принесёт ему страдания.

Вывод: поскольку в учении отцов есть и одно и другое, поскольку ни один собор не осудил ни одного из этих святых, это правда же интересно? Ни одного не осудил, не сказал: «Еретики вместе с Оригеном» – нет. Не осудил, так и остались в Церкви святыми великими, как тот же Афанасий Великий. Отсюда мы делаем вывод, что Церковь не даёт нам ответа на этот вопрос, окончательного ответа не даёт. Причина? Можем о причине гадать. Видимо, это та тайна, которую нам трудно вот в этом нашем сейчас состоянии понять верно. И поэтому мы видим две параллельные линии идут. И они друг друга, эти отцы, не осуждают. Не Макарий Великий не осудил Афанасия Великого, и Афанасий Великий не осудил Ефрема Сирина, или кого-нибудь там Макария того же Великого. Вы слышите? Если бы сейчас они появились, да мы бы дали этому Афанасию Великому, он бы узнал тогда. Слышите?

«Хотя геенна и ограничена, но страшен вкус пребывания в ней»

Они учили, видите, две линии, но все предупреждают, и те и другие: не нужно легкомысленно подходить к этим вещам. «Хотя геенна и ограничена, но страшен вкус пребывания в ней» – это пишет Исаак Сирин. У него есть замечательное высказывание из его первого труда, на котором воспитывались монахи всех последующих времён. Он говорит: «Грешник не может себе даже и представить благодати воскресения своего». У него есть целая пространная такая в этой книжке… Даже представить себе не может грешник, а не кто-нибудь, благодати воскресения своего. Вот так, друзья мои. Вот, такова ситуация.

Повторяю теперь ещё раз. Богословия – это наука. И когда в науке мы видим две теории, которые исходят из одних и тех же, кажется, фактов, но сами по себе не являются противоречивыми, они так и остаются как две нормальные научные теории в ожидании того, что может быть, когда кто-то сумеет объединить. Найдётся новое что-то такое, что сможет дать окончательный ответ. Но Бердяев правильно сказал, не иже во святых, конечно, не ошибайтесь, что это тайна, не поддающаяся рационализации. Есть тайна, поэтому мы видим такое удивительное молчание Церкви. Она не осудила ни тех отцов, ни других – удивительный факт. Ни тех, которые учат о вечных мучениях, ни тех, которые считают, что конец им будет. Не осудила никого. При этом надо учесть, что был Собор, можно сказать, специальный, осудивший Оригена. А здесь – молчание. Вот так, друзья мои.

Так, что, будем здесь осторожны и, если хотите, дам совет. Когда вам будут задавать этот вопрос, а вопрос обязательно будут задавать, не будьте скоропалительны, и не надо называть: да, вечные муки. Или: нет, вечных мук не будет. Вы отвечайте так, как положено учёному человеку: в Церкви две точки зрения. Обе исходят из Священного Предания. Церковь никого не осудила. И мы считаем, что, в конечном счёте, это та тайна, которую в этом нашем состоянии мы переступить не можем. Мы ограниченные люди. Вот так. Ну, хорошо. Теперь у нас ещё есть времечко и мы с вами поговорим.

Я ещё раз вас призываю: старайтесь быть осторожными и объективными. Не берите на себя смелость рубить с плеча, туда или сюда. И будьте честными, когда отвечаете на вопросы. Обязательно, потому, что все понимают же, когда мы начинаем юлить, все же понимают, сразу видно. Надо говорить открыто. И здесь скажите: да, в Церкви есть и то и другое. Окончательного ответа нет.

Апостол Павел помните, что пишет: «Иисус Христос – Спаситель всех человеков, а наипаче (а особенно) верных». Его бы надо осудить, наверное, что он понимает? А у него целый ряд есть таких высказываний, у апостола Павла, совершенно решительных, твёрдых. Поэтому имейте это в виду, друзья мои. Дело уже касается психологии, потому, что иногда бывает очень трудно, когда мы что-то усвоим, я уже замечал это. Усвоишь что-то, потом, когда сталкиваешься с другой точкой зрения, то вдруг становится сначала просто не по себе. Нужно быть очень трезвым и объективным. И мы должны следовать учению святых отцов, а не собственным мнениям. Вот так. Ну, хорошо.

О крещении погружением, окроплением и обливанием

Ну, а теперь я хочу поговорить по одному вопросу. Продолжить тему о крещении. Вопрос вот какого рода. Мы с вами говорили, что в крещении при правильном к нему отношении, не правильном совершении, а при правильном отношении, человеку даётся семя вот этой новой человечности восстановленной, исцелённой Христом в Самом Себе. Сразу хочу сказать, я сказал: «не при правильном совершении, а при правильном отношении». Что значит «правильном совершении»? Вы же найдёте таких людей. Если крещён трижды погружением – правильно. Окроплением – нет. Обливанием – нет. Песком в пустыне – ну, это вообще никуда не годится. Как мы цепляемся за эти внешние вещи. Все эти внешние вещи нам даны для чего? «В Церкви всё благообразно и по чину да бывает». Можно погружением? – очень хорошо, и надо делать. Если можно погружением, а мы начинаем, знаете ли, кропить – очень не хорошо. Не хорошо. Но если нет возможности погружением, неужели мы отложим крещение, только от того, что нет возможности?

Вот Христос осудил вот этих вот законников, которые цеплялись за букву, и забывали о сути дела. Да разве в этом дело? Да, baptiso - погружение, погружаю. Да это самая такая совершенная форма совершения таинства крещения. Но нельзя сказать, что бы мы были рабами этой субботы. Вот так.

Крещальная одежда

Второе, о чём хочется мне сказать. Находятся наглецы среди священников, мне рассказали уже два случая, это я знаю достоверно, которые заставили девушку раздеваться на голо. Я сказал: негодяи, которых надо бы за это запрещать или лишать сана. Развратники и бессовестные. Нет этого. То, что сказано, я даже выписал из Иоанна Златоуста, где он говорит, а то эти нахалы начнут ссылаться. Иоанн Златоуст писал о практике святых отцов, зачитываю: «Наши отцы узаконили к принятию таинства крещения после наших поучений, – кстати, видите, после поучений, – раздевать вас и разувать, и раздетых и разутых, покрытых только одною срочицею, препровождать». Слышите? Они, негодяи, раздевать, раздевать, и всё. Покрытых только одною срочицею, то есть это нижняя рубашка длинная. Слышите? Вот, он указывает на практику отцов, которой сам следовал, и которой всегда следовала наша церковь. Они, эти безобразные современные, когда идёт разврат этот, и начинают выдумывать. Вот слово авторитетнейшего человека в этом вопросе. Ну ладно, хорошо.

Крещение младенцев

Ну, а теперь с вами поговорим по вопросу крещения младенцев. Уже в древности, особенно начиная со времени особенно Константина Великого, даже, точнее, позже начало проходить, увидели, как начинает появляться новая практика. Какая? В первые века совершалось крещение, конечно, только над теми, кто уверовал во Христа. Если и было крещение, как предполагаем, детей, то когда крестилась вся семья. Это естественно. Ребёнок не оставался. Что дальше? В IV веке практика была какая? Крестили взрослые, причём, более того, многие даже из них (как всюду крайности, мы любим крайности), многие откладывали крещение до смертного часа. А почему: крещение во оставление грехов. Представляете? И откладывали до смертного даже часа: «Ну, сейчас-то я поживу, ну, а уж потом одним махом сразу все грехи». Что делается!

Но, действительно, ещё в IV веке мы практически почти очень мало видим, как сообщает историческая наука, очень мало видим, чтобы было крещение детей. Об этом очень хорошо пишет Василий Васильевич Болотов, который специально изучал этот вопрос. Его можно почитать, его историю. Так вот, в чём дело, и как к этому относиться? Я вам зачитаю потом о крещении детей, как смотрят святые отцы, это интересно, их учение. Кстати, оно довольно здорово отличается от того, к чему мы привыкли. Ещё раз вам напоминаю, и об этом пишут сколько наших богословов: «Только начав переводить древних византийских отцов, мы увидели, как далеко мы от них отступили, и как мы последовали западным христианам, католикам и протестантам». Вы знаете, это поразительные вещи. Я вам объяснял почему: а неоткуда было взять. Переводов не было. А с ними, с немцами, как их всех называли немцами, у нас был полный контакт, и полно литературы, и общение. Вот так.

Какие грехи оставляются при крещении

Я сейчас хочу сначала коснуться вопроса, серьёзного вопроса, это в отношении того, что значит крещение во оставление грехов. Есть точка зрения, кстати, практически из древних всех отцов одного Блаженного Августина, практически одного этого западного отца, который считал, что дети нуждаются в крещении не потому, что они согрешили лично, это-то он всё-таки понимал, а потому, что они согрешили в Адаме. Слышите, несут на себе грех Адама. Слышите, Адама, не смешивайте с тем о чём мы с вами говорили, что человек стал смертным, тленным и страстным. Нет, нет, а грех Адама. Вы прекрасно понимаете, что смертность это не грех. Великие святые были смертными. Не смертность грех, а личный грех есть грех. Так вот, он учил, что личный грех Адама присутствует на детях.

Кстати, это учение, усвоенное Западной церковью римокатолической, остаётся до настоящего времени. Я вам помните, цитировал католический катехизис, это вот такую толстенную книжку, которая переведена на русский язык. И вы, наверное, помните, как я вам говорил, что в катехизисе чёрным по белому написано: «однако передача этого греха – тайна, которую мы не можем понять до конца». Ещё бы. Ещё бы. Как это, личный грех моего отца? Он совершил, а я грешен? Вы что? Нет такого учения, нет. Но вот Запад весь усвоил эту мысль. И до сих пор, представьте себе, я просто удивлён. Катехизис католической церкви упрямо это называет, и сам же говорит: «это тайна». Ну, конечно, тайна, потому, что чепуха полная. Это глубокое заблуждение.

Католический катехизис ещё процитирую вам, что «крещение, давая жизнь благодати Христовой, смывает первородный грех и возвращает человека Богу». Вы поняли, первородный грех что такое, это грех Адама личный. И поэтому его можно смыть. А если первородный грех, как учат все восточные отцы, есть смертность, тленность и страстность, то ничем не смоешь. Это надо исцелять, а не смывать. Личный грех исцеляется покаянием. А смертность чем?

И вот, дальше пишет: «Крещением отпускаются все грехи: грех первородный и грехи личные». Слышите: отпускается первородный грех опять, поняли теперь? Послушайте дальше: «как и всякая, – самое главное для западного христианина сейчас вам называю, самое главное, почему надо крестить, чем они живут, чем наполнены, – отпускается всякая кара, наказание за грех». Вот что! Вот что придумали. И не оставляется ничего: ни адамова греха, ни личного греха, ни последствия греха. Вы слышите? Во, как здорово! Одним магическим актом.

Вы с этим соприкоснётесь. Почему это неверно, ещё раз попытаюсь объяснить. Мы с вами говорили, что, во-первых, личный грех прародителей не передаётся по учению святых отцов потомкам. Он не может передаваться. Мы не отвечаем за личные грехи своих предков.

Во-вторых, смертность, тленность и страстность, которые поразили первых людей, и являются нашей реальностью, как и родовые наследственные страсти (слышите: и родовые), у крещёного остаются. Слышите: остаются. И последствия первого греха, и родовые, то есть эта особая страсть, которая выделяется в тех или иных родах, в каждом роде и по крещению остаются. Не это происходит в крещении, как мы с вами говорили. В крещении отпускаются личные грехи и даётся семя нового человека. Рождение, второе рождение происходит.

В-третьих, вот эта католическая тайна передачи первородного греха, что собой представляет? Как это понять, что в Адаме все согрешили, это что такое? Все души были в Адаме, да? Предсуществование душ, да? Иначе как они могли согрешить? V Вселенский собор осудил идею предсуществования душ. Это учение Платона, и вообще, стоическое учение древних греков. Осудил это, никакого предсуществования душ нет, и поэтому невозможно это было. В своём исследовании «Первородный грех по учению Блаженного Августина» священник Кремлёвский на основании исследования всех действительно древних отцов церкви делает такой вывод: «Вообще у отцов и учителей церкви первых веков христианства мы не найдём мысли, что детям при крещении прощается грех адамов». Нет такой мысли. Причём тут грех Адама? За свой грех он сам и ответил. Не грех Адама, совсем другое. Вот так.

Карфагенский собор о крещении младенцев

Что же происходит в таинстве крещения? Я хочу вам привести один из документов, который очень сильно повлиял на мышление многих. Это 124-е правило Карфагенского собора 419 года, это уже V век. Ситуация, кстати, менялась очень быстро. Вы, наверное, читали, это определение. Я вам зачитаю. «Определено также, кто отвергает нужду крещения малых и новорождённых от матерной утробы детей, или говорят, что хотя они крещаются во отпущение грехов, но от прародительского адамого греха не заимствуют ничего, что надлежало бы омыть банею пакибытия, ибо речённое апостолом «единем человеком грех в мир вниде и грехом смерть и тако смерть во всяк человеке вниде, в нем же вси согрешиши (Рим. 5:12)» подобает разуметь (как и всегда разумела кафолическая церковь), тот да будет анафема. Ибо по сему правилу веры и младенцы, никаких грехов сами собой содевать ещё не могущие, крещаются истинного отпущения грехов да через пакирождение очистится в них то, что они заняли от ветхого рождения».

Друзья мои, что там действительно апостол Павел пишет: «в нем же вси согрешиши», вы всё-таки немножко древнегреческий язык читали и можете понять. «В нем же» там стоит «эф о», это означает «потому, что все согрешили». А не «эн о», то есть «в котором все согрешили». Не в Адаме все согрешили, слышите, не «эн о», не в нём, не в Адаме. Прямо чёрным по белому, откройте текст. Откуда только взяли, просто поразительно. А «эф о» - потому что все согрешили. Вот о чём пишет апостол Павел. Понятно? Ещё раз повторю: «Ибо речённое апостолом «единем человеком грех в мир вниде и грехом смерть и тако смерть во всяк человеке вниде, в нем же вси согрешиши». «Потому что все согрешили», а не «в котором все согрешили». Вы слышите, какие вещи-то бывают? Просто удивительно. Я вам говорю, мы даже не представляем, насколько велико влияние западного богословия на наше богословие. Вплоть до уже искажения текста самого, текста и мысли самого апостола.

Ну, так вот, сейчас я хочу вам сказать по этому поводу. Первое. Вы знаете, что вероучительные положения, оросы, принимали вселенские соборы. Поместные соборы принимали что? Правила. То есть это канон, а не орос. Это первое. Это очень важно, важно почему? Если бы это действительно был орос, то в таком случае мы бы оказались перед очень серьёзной проблемой. Какой? Нужно было бы осудить все те крещения, которые совершались даже верующими людьми, верующими родителями во взрослом состоянии, которые не крестили детей. Это надо было прямо осудить. А в число их попало ой, какие великие люди. Вы же помните, например, Василий Великий в 30 лет принял крещение, воспитанник благочестивых святых родителей (его родители к лику святых причислены). И они не крестили ни Василия Великого, ни Григория Нисского, его брата, ни его сестру, и прочее. Вы слышите? Да будет анафема. Карфагенский собор, он же весь попал под влияние вот этой западной идеи адамова греха, переходящего на детей, на всех потомков. Ничего подобного нет.

Иоанн Златоуст говорит, чтобы один наказывался по вине другого – это представляется несправедливым. Григорий Нисский, подумайте что пишет Григорий Нисский, послушайте: «Не искусившийся же во зле младенец, поскольку душевным очам его никакая болезнь не препятствует в причастии Света, – слышите, что пишет, страшные слова пишет для современного человека: «ничто не препятствует в причастии Света», – пребывает в естественном состоянии, не имея нужды в очищении к восстановлению здравия, потому, что в начале не принял в душу болезни». Это знаете, если вас интересует, у него есть целый трактат «О младенцах, преждевременно похищаемых смертью». Он пишет, что не имеет нужды даже, вот какие вещи высказывает. Это удивительно.

А, кстати, я вам скажу, откуда эта идея перехода адамова греха на всех людей. Она стала господствующей в римской церкви уже давно, с тех времён, и, к сожалению, перешла и в наши православные документы. Например, документ XVII века «Православное исповедание веры» пошёл прямо по этому пути. Знаете, что он пишет? Вы же читали «Православное исповедание веры». Пишет: «Посему, кто не крестился, тот не освободился от его греха, но подлежит, – послушайте, – вечному гневу и вечной казни». О, вот это хороши!

А вы знаете, что не осталось никаких свидетельств, была ли крещена Божия Матерь? А были ли крещены апостолы? Что-то православное исповедование молчит. Масса мучеников, о которых говорили здесь, начиная с разбойника. А всё ветхозаветное человечество? А всё новозаветное? Русь, например, только через 1000 лет приняла христианство – все подлежат гневу и вечному наказанию? А Америка через 1500 лет? А Китай, который, не знаю когда только туда христианство дойдёт только, практически его там нет? Индия? Вы слышите, какие вещи пишут. В отношение чего? Крещения. Кто не крестился, тот подлежит гневу и вечной казни. О, как грозно! Вот до чего можно дойти.

Христос говорит апостолам: не мешайте детям приходить ко мне, таковых есть Царствие Небесное. Каких детей? Крещёных? Тогда не было крещения, вы что! Их есть Царство Небесное? Ты, Господи, ошибаешься. Вот как далеко дошли даже. Как далеко мы идём! Я ещё вам буду цитировать это православное исповедание, и вы увидите, какие вещи оно подчас пишет. Можно только поражаться.

Но вот факты, о которых говорят историки, настоящие историки в отношении совершения крещения в древней церкви. Григорий Богослов пишет: «Иные даже не имеют возможности и принять крещение или, может быть по малолетству, – слышите, кстати, почему возможности не имеют, по малолетству: кто же крестит малолетних, понятно, – или по какому-то совершенно независящему от них стечению обстоятельств, по которому не сподобляются принять благодати. Последние, не принявшие крещение, не будут у Праведного Судии не прославлены, ни наказаны, потому, что хотя не запечатлены, однако же и не худы. Ибо не всякий недостойный чести достоин уже наказания». То есть он отвергает наказание тех, кто по каким-то причинам не принял крещение.

Факты говорят следующее. Апостольские постановления дают понять, что многие считали крещение даже излишним. Не только личная история христианских императоров, но также жизнь отцов церкви, о которых нам единственно известны подробности, доказывают, что распространён был обычай замедления крещения, и, следовательно, очень продолжительный период пребывания в катехуменате (в оглашении). И перечисляет: Константин Великий, Констанций, Феодосий Великий, которые приняли крещение уже в совсем зрелом возрасте.

Не крестить детей очень маленьких соблюдалось на Руси в XI веке. Вот это интересно, я этого не знал. По правилам Киевского митрополита Иоанна I. Болотов пишет: «Состав христиан при Афанасии Великом был не особенно велик, так как принимали крещение в зрелом возрасте. А некоторые откладывали до престарелых дней. Дети ещё только готовились быть христианами. Молодые люди находились в состоянии оглашения. И лишь после зрелого возраста крестились, делались христианами совершенными, которые и присутствовали при литургии верных. В IV веке христианская церковь состояла из лиц, принявших крещение в зрелом возрасте, и хорошо понимавших своё желание и свои мотивы при переходе в христианство». Болотов сообщает, что «крещение младенцев в Византии вошло в практику к IX веку». Слышите, к IX веку, когда уже вошло в повсеместный обычай совершать крещение в младенческом возрасте.

А вот интересные факты сообщает Постнов М. Э. (проф.) в Истории христианской Церкви: «Григорий Нисский, Василий Великий крестились только по окончании светского образования. Амвросий Медиоланский, как и Нектарий, патриарх Константинопольский восприняли крещение после избрания, – послушайте, – после избрания их на епископские кафедры». Некрещёных избирали, правда, интересно? «Иоанн Златоуст как Блаженный Иероним, хотя происходили из христианских семей, крестились уже взрослыми. Когда мальчик Августин, будущий Блаженный заболел с опасностью для жизни, благочестивая мать Моника позволила ему принять только посвящение в катехуменат, но ещё не крестила».

 

Главная Предыдущая лекция: 28. Таинства. О Крещении Следующая лекция: 30. О некрещёных, исповеди и причащении

Обратная связь: mail@poslushnik.info